Национальный цифровой ресурс Руконт - межотраслевая электронная библиотека (ЭБС) на базе технологии Контекстум (всего произведений: 486220)
Консорциум Контекстум Информационная технология сбора цифрового контента

Былое и думы. Часть первая

0   0
Первый авторГерцен Александр Иванович
Страниц75
ID4828
АннотацияДетская и университет (1812-1834)
Кому рекомендованоБылое и думы
Герцен, А.И. Былое и думы. Часть первая : Очерк / А.И. Герцен .— 1856 .— 75 с. — Публицистика

Предпросмотр (выдержки из произведения)

Три тетрадки были написаны... потом прошедшее потонуло в свете настоящего. <...> ...Когда я думаю о том, как мы двое теперь, под пятьдесят лет, стоим за первым станком русского вольного слова, мне кажется, что наше ребячье Грютли на Воробьевых горах было не тридцать три года тому назад, а много -три! <...> Жизнь... жизни, народы, революции, любимейшие головы возникали, менялись и исчезали между Воробьевыми горами и Примроз-Гилем; след их уже почти заметен беспощадным вихрем событий. <...> ("Юмор") ГЛАВА I Моя нянюшка и La grande armee 26. <...> - Вера Артамоновна, ну расскажите мне еще разок, как французы приходили в Москву, - говаривал я, потягиваясь на своей кроватке, обшитой холстиной, чтоб я не вывалился, и завертываясь в стеганое одеяло. <...> Мы тогда жили во флигеле у княжны, дом загорелся; вот Павел Иванович 27 говорит: "Пойдемте ко мне, мой дом каменный, стоит глубоко на дворе, стены капитальные" - Пошли мы, и господа и люди, все вместе, тут не было разбора; выходим на Тверской бульвар, а уж и деревья начинают гореть добрались мы, наконец, до голохвастовского дома, а он так и пышет, огонь из всех окон. <...> Итальянец, услышав la sua dolce favella 30, обещал переговорить с герцогом Тревизским и предварительно поставить часового в предупреждение диких сцен вроде той, которая была в саду Голохвастова. <...> В синем поношенном полуфраке с бронзовыми пуговицами, назначенном для охоты, без парика, в сапогах, несколько дней нечищенных, в черном белье и с небритой бородой, мой отец - поклонник приличий и строжайшего этикета - явился в тронную залу Кремлевского дворца по зову императора французов. <...> Разговор их, который я столько раз слышал, довольно верно передан в истории барона Фен и в истории Михайловского-Данилевского. <...> После обыкновенных фраа, отрывистых слов и лаконических отметок, которым лет тридцать пять приписывали глубокий смысл, пока не догадались, что смысл их (34) очень часто был пошл, Наполеон разбранил Ростопчина за пожар, говорил, что это вандализм, уверял, как всегда <...>
Былое_и_думы.__Часть_первая.pdf
А. И. Герцен БЫЛОЕ И ДУМЫ ---------------------------------------------------------------------------Электронная версия: Павел Потехин Первые три части печатаются по изданию Герцен А.И. Былое и думы. Части 1 - 3. - М.: ГИХЛ, 1958. ---------------------------------------------------------------------------Н П. Огареву В этой книге всего больше говорится о двух личностях. Одной уже нет, - ты еще остался, а потому тебе, друг, по праву принадлежит она. Искандер 1 июля I860. Eagles Nest, Bournemouth Многие из друзей советовали мне начать полное издание "Былого и дум", и в этом затруднения нет, по крайней мере относительно двух первых частей. Но они говорят, что отрывки, помещенные в "Полярной звезде", рапсодичны, не имеют единства, прерываются случайно, забегают чувствую, что это правда, - но поправить привести главы в хронологический переплавить, dun jet 22, я не берусь. "Былое и думы" не были писаны подряд; между иными главами которой схваченные иногда, иногда отстают. Я не могу. Сделать дополнения, порядок - дело не трудное; но все лежат целые годы. Оттого на всем остался оттенок своего времени и разных настроений - мне бы не хотелось стереть его. Это не столько записки, сколько исповедь, около собрались там-сям которой, по остановленные мысли из дум. Впрочем, в ужасно воспоминания из былого, совокупности этих скучал. Остановка перед пристроек, надстроек, флигелей единство есть, по крайней мере мне так кажется. Записки эти не первый опыт. Мне было лет двадцать пять, когда я начинал писать что-то вроде воспоминаний. Случилось это так: переведенный из Вятки во Владимир - я оскорбляла; я был в положении человека, сидящего на последней лошадей! В сущности, это был чуть ли не самый "чистый, самый серьезный оканчивавшейся юности" 23. И скучал-то я тогда светло и счастливо, как скучают накануне (27) праздника или дня приняться, чтоб протолкнуть эту вечность - каких-нибудь четырех месяцев... Я настоящего. В 1840 Белинский прочел их, они ему понравились, и нашем московском период дети письма, писанные мелким шрифтом; я был горд и счастлив ими, я ими рос. Тем не менее разлука мучила, и я не знал, за данного мне совета и стал на досуге записывать мои воспоминания о Крутицах, о Вятке. Три тетрадки были написаны... потом прошедшее потонуло он тетрадки в "Отечественных записках" (первую и третью), остальная и должна валяться где-нибудь в доме, если не пошла рождения. Всякий1 день приходили что поскорее послушался в свете напечатал две теперь на подтопки. Прошло пятнадцать лет 24, "я жил в одном из лондонских захолустий,близ Примроз-Гиля, отделенный от всего мира далью, туманом и своей волей. В Лондоне не было ни одного близкого мне человека. Были люди, которых я меня, но близкого уважал, которые уважали никого. одного Все слова о подходившие, отходившие, встречавшиеся занимались одними общими интересами, делами всего человечества, по крайней мере делами целого народа; знакомства их были, так сказать, безличные. Месяцы проходили, и ни том, о чем хотелось поговорить. ...А между тем.я тогда едва начинал приходить в себя, оправляться после ряда страшных событий, несчастий, ошибок. История Последних годов моей жизни представлялась мне яснее и яснее, и я с ужасом видел, что ни один кроме меня, не знает ее и что с моей смертью умрет истина. Я решился писать; но одно воспоминание вызывало сотни горечи на душе, пронесшиеся, как вешние грозы, освежая и человек, других; все старое, полузабытое воскресало: отроческие мечты, юношеские надежды, удаль молодости, тюрьма и ссылка - эти ранние ударами молодую жизнь". Этот раз я писал не для того, чтобы выиграть время, - торопиться несчаетия, не оставившие никакой укрепляя своими было Москвой дразнила меня, станции без поводу там-сям
Стр.1