Национальный цифровой ресурс Руконт - межотраслевая электронная библиотека (ЭБС) на базе технологии Контекстум (всего произведений: 472928)
Консорциум Контекстум Информационная технология сбора цифрового контента

Саша Черный

0   0
Первый авторСтанюкович Николай
Страниц5
ID3613
АннотацияОб авторе (Черный Саша).
Кому рекомендованоОб авторе
Станюкович, Н. Саша Черный : Статья / Н. Станюкович .— 1966 .— 5 с. — Мемуары

Предпросмотр (выдержки из произведения)

Николай Станюкович Саша Черный <...> Дальние берега: Портреты писателей эмиграции / Состав и коммент. <...> Лучшие дореволюционные поэты и писатели-юмористы почти все эмигрировали. <...> С 1920 г. находились в эмиграции бывшие сотрудники некогда знаменитого "Сатирикона" -- Саша Черный, Дон Аминадо, Надежда Тэффи, Аркадий Аверченко. <...> Возблагодарим судьбу за то, что кроме писателей, бесстрашно углублявшихся в пучины подсознательного и предрасполагавших нас к "великим падениям", своего рода трамплинам для свойственных только нам (?) "вознесений духа", -- "на ниве российской словесности" произрастали и менее ядовитые злаки. <...> К сожалению, страсть к самоистязанию, в особенности присущая глубокомысленным критикам, которые и слова в простоте не скажут, всегда выдвигала вперед смех-обличение и брезгливо проходила мимо искрящегося и, как хлебный квас, шибающего в нос веселого смеха писателей -- певцов народного быта, преисполненного и по сей день неистребимой бодрости. <...> Это не значит, что писателей-юмористов не читают, но их популярность кратковременна и их книги редко переживают их авторов. <...> Как не похожи его простые, смекалистые, защищенные от уныния крепким словцом и лукавым смешком русские солдаты на придурковатых, забитых "советских граждан" Зощенко, как несхож беззлобный смех над невозможными положениями, создаваемыми жизнью, -- с жестокой насмешкой над человеком, у которого отнято право на свою мысль, свою веру и даже на свое русское имя... <...> Всем этим Саша Черный обладал преизбыточно, и его любили, а "Солдатские сказки", надо надеяться, оживят это чувство и многим помогут снова пережить свою молодость и воскресить образ ее верного спутника -- русского солдата. <...> Может быть, кое-что в этих "сказках" и присочинено, но основное в них -- подлинно народное творчество в верной передаче писателя. <...> И русский солдат не мог бы найти лучшего, более внимательно-благожелательного слушателя <...>
Саша_Черный.pdf
Николай Станюкович Саша Черный Дальние берега: Портреты писателей эмиграции / Состав и коммент. В. Крейд. -- М.: Республика, 1994. OCR Бычков М. Н. Лучшие дореволюционные поэты и писатели-юмористы почти все эмигрировали. С 1920 г. находились в эмиграции бывшие сотрудники некогда знаменитого "Сатирикона" -- Саша Черный, Дон Аминадо, Надежда Тэффи, Аркадий Аверченко. Зарубежный период каждого из них полон творческой активности. А. Черный редактирует журналы и альманахи, издает свой третий том стихотворений "Жажда", пишет множество книг для детей и юношества, печатается во многих периодических изданиях. Кроме воспоминаний Н. Станюковича, включенных в настоящее издание, интересные страницы о нем находим в книге Романа Гуля "Я унес Россию": "Он любил Россию, русскую культуру, русскую литературу страстно любил и этим жил. Надо было слышать, с каким почти благоговением и любовью он говорил об Иване Бунине как о "последней сосне российского сведенного бора"... Как-то я сказал Саше Черному, что всегда любил его стихи и даже (сказал) некоторые помню наизусть. Но Саша (неожиданно для меня) недовольно сморщился, как лимон надкусил, и пробормотал: "Все это ушло, и ни к чему эти стихи были..."Большевизм и творчески и душевно раздавил былого сатирика". Возблагодарим судьбу за то, что кроме писателей, бесстрашно углублявшихся в пучины подсознательного и предрасполагавших нас к "великим падениям", своего рода трамплинам для свойственных только нам (?) "вознесений духа", -- "на ниве российской словесности" произрастали и менее ядовитые злаки. Порадуемся тому, что кроме обличительного хохота, обезображенного конвульсией страдания, над русской землей раздавался и добродушный смех -- излечивающий раны и возвращающий нам необходимую для душевного здоровья способность смеяться до слез, а не только "сквозь слезы"... К сожалению, страсть к самоистязанию, в особенности присущая глубокомысленным критикам, которые и слова в простоте не скажут, всегда выдвигала вперед смех-обличение и брезгливо проходила мимо искрящегося и, как хлебный квас, шибающего в нос веселого смеха писателей -- певцов народного быта, преисполненного и по сей день неистребимой бодрости. А между тем иной коротенький анекдот, бесхитростно, но верно переданный, заключает в себе такой заряд веры в то, что нас -- русских -- "Бог не выдаст, свинья не съест!", такое спокойное самоутверждение и самоуважение, которых мы не найдем в велеречивых высказываниях многих писателей, чьи имена почтительно сопровождаются титулами "наш известный", "общепризнанный" и т. п. Это не значит, что писателей-юмористов не читают, но их популярность кратковременна и их книги редко переживают их авторов. К числу таких несправедливо забытых принадлежит и наш современник -- Саша (Александр Михайлович) Черный. Но все, кто имел счастье знать его лично, что выпало и на мою долю, никогда не забудут этого преисполненного любви к нашей старой России, наблюдательного, тонкого и умного человека. За год до его смерти, я, тогда еще совсем молодой человек, на летних каникулах в достопамятном русской эмиграции "Ла Фавьере", на Средиземноморском побережье, любил сумерничать в его обществе, наслаждаясь его богатыми воспоминаниями. В те времена мечта о скором возвращении в освободившуюся Россию жила еще во многих сердцах, и мне запомнился один прекрасный летний вечер, над тихо плещущим морем, когда, наслушавшись Александра Михайловича, я перебил его попыткой перевести беседу с прошлого на будущее -- наше русское будущее. Саша, со светлой и грустной улыбкой, остановил мои восторженные бредни. -- Нет! -- сказал он, -- что бы ни случилось, я не вернусь обратно, потому что моей России более нет и никогда не будет!! И, может быть, только теперь, в старости, перечитывая его "Солдатские сказки"1, я до конца понял, что милому, кроткому, лукаво-улыбчатому насмешнику Саше Черному не было места в стране,
Стр.1