Национальный цифровой ресурс Руконт - межотраслевая электронная библиотека (ЭБС) на базе технологии Контекстум (всего произведений: 472794)
Консорциум Контекстум Информационная технология сбора цифрового контента

Белая равнина

0   0
Первый авторЧапыгин Алексей Павлович
Страниц5
ID3435
Кому рекомендованоПовести и рассказы
Чапыгин, А.П. Белая равнина : Рассказ / А.П. Чапыгин .— 1918 .— 5 с. — Проза

Предпросмотр (выдержки из произведения)

Белая равнина Источник текста: "Охота и охотничье хозяйство N 5 - 1991 г." Оригинал здесь: Калининградский охотничий клуб. <...> И, вспомнив, забеспокоился: он видел, что до появления поезда его любимая собака Грунька по полотну гоняла зайца. <...> - Старик всплеснул руками, его длинная тень по желтому откосу тоже вся колыхнулась, взмахнула: - Прощай, Грунька! вот те и Грунька! <...> Нагнул голову, замолчал; ушел в лес, а в ушах почему-то звучало свадебное причитание старухи над невестой: Прилетайте вы, птицы, носы железные... <...> Да-а... вот они, птицы, носы железные... вот они, звери, змеи Горынычи, от их переведется лес пустыня... <...> Обернулся назад Епифаныч, снял шапку и долго слушал, пригнув упрямую голову, далекое, смутное постукивание колес и отзвуки замирающих гудков. <...> А когда ложился спать у огня, то после еды, перед тем как зажмурить глаза ко сну, вспоминал: "Грунька! <...> Видит старика мечутся люди - воды ищут, мычит и ревет скотина - пить просит, а новые люди пришли, стоят на высохшей равнине, машут руками и велят распахивать обсохшие места плугом. <...> Матерые сосны слегка шумят вершинами: играет на вершинах с отливами их влажных сучьев раннее солнце. <...> .. Согнал Епифаныч, проходя, стадо косатых, одна тетера прилепилась на сук сосны, втянула меж крыльев пугливую голову и клохчет. <...> Послушать, как падают подгоревшие тяжелые сосны, поглядеть, может быть, последний раз, как загорится мох отдельными огоньками, будто свечечки, вспыхнет, погаснет - низко-низко проползет золотой змейкой и снова свечкой встанет. <...> Знает и то, что когда сгорит лес да пойдет следом пожарища буря, то вывалит, сломит все, что не сгорело, но плохо держится на подгоревшей земле. <...> И едва он успел снять шапку да встать под густую ель - грянул гром, и молния огневыми разбросанными трещинами мелькнула по воде. <...> Грянул гром, а в стороне с сухим треском раскололась от молнии и рухнула вековая сосна. <...> Вихрем крутило, роняло, ломало сушины, а на волнующееся синее озеро с белыми отсветами молнии <...>
Белая_равнина.pdf
А. Чапыгин Белая равнина Источник текста: "Охота и охотничье хозяйство N 5 - 1991 г." Оригинал здесь: Калининградский охотничий клуб. Епифаныч лесом вышел в чужую волость... Мутная тень от проходящего поезда ненадолго срезала со светлого пятна зреющей ржи серую высокую фигуру старика с ружьем... - В несусветной глуши пошли, вишь ты, эти чугунные звери! - проговорил он вслух по привычке и поковырял в ухе ушекопкой, после того как зверь длительно прокричал железной глоткой. - Замычал, епишина мать! И, вспомнив, забеспокоился: он видел, что до появления поезда его любимая собака Грунька по полотну гоняла зайца. - Грунька! Эво-о, эво-о!.. Собаки не было, и на крик старика она не прибежала. Епифаныч, торопливо обойдя рожь, зашагал опушкой туда, где последний раз мелькнул заяц, поднялся на полотно и увидал: недалеко на рельсах лежала задняя часть собаки, изуродованная, с вырванными кишками, а передняя - с высунутым языком - сползла под откос. - Ах ты, штоб тя! епишин сын... - Старик всплеснул руками, его длинная тень по желтому откосу тоже вся колыхнулась, взмахнула: - Прощай, Грунька! вот те и Грунька! Нагнул голову, замолчал; ушел в лес, а в ушах почему-то звучало свадебное причитание старухи над невестой: Прилетайте вы, птицы, носы железные... Уж вы повыдергайте, птицы, гвозди шеломчатые! "Да-а... вот они, птицы, носы железные... вот они, звери, змеи Горынычи, от их переведется лес - пустыня... Выстанет из дальних далей зверь с баками железными, и на месте съеденных лесов состроит зверь свое логово с воротами чугунными... Заревет медным рыком, пойдут в разные стороны зверята железные, начнут увозить пиленый лес да мох-пурдежь, а привозить зачнут посуду цветную, стекло узорчатое..." Обернулся назад Епифаныч, снял шапку и долго слушал, пригнув упрямую голову, далекое, смутное постукивание колес и отзвуки замирающих гудков. Пошел обратно домой через лес, считавшийся у многих непроходимым. Жил старик от чугунки далеко. Обида какая-то тлела в нем; обида неясная, но иногда необъяснимо колючая. А когда ложился спать у огня, то после еды, перед тем как зажмурить глаза ко сну, вспоминал: "Грунька! Ах ты милая ты!" Снилось старику в пути одно и то же: взрывает железный зверь болота - осушает их. И видит Епифаныч, вознесшись на колокольню, как обсохли болота - зыбучие пустыри, а с ними вместе высохли родники и лесные реки. Видит старика мечутся люди - воды ищут, мычит и ревет скотина - пить просит, а новые люди пришли, стоят на высохшей равнине, машут руками и велят распахивать обсохшие места плугом. - Эй, епишина мать! А удобрять чем будете? - вскрикивает во сне Епифаныч и всегда просыпается, а проснувшись, вспоминает: "Ах ты Грунька! Ведь зарезало! Зверь железный, штоб ему..." Спит снова, а утром встает для нового пути, разводит огонь, ест кашу, щупает на вороту медную ушекопку, ту, что висит на грязном шнурке вместо креста, ковыряет в ушах, заросших седым пухом, и говорит вслух, разглядывая небо: - Вишь ты, что... К мокрети, видимо, уши заложило. Идет. Матерые сосны слегка шумят вершинами: играет на вершинах с отливами их влажных сучьев раннее солнце. Неоглядная даль синеет меж рыжими и серыми стволами; пахнет багульником, с низин морошкой потягивает; под его лаптем, окрашивая бересту в кровавый цвет, мнется черника. - Вишь вот, рябина зачинает краску давать, не увидишь - и лето минет... которое ужо на веку?.. Согнал Епифаныч, проходя, стадо косатых, одна тетера прилепилась на сук сосны, втянула меж крыльев пугливую голову и клохчет. Старик привычно застыл на месте, лишь медленно тянет из-за спины ружье. "Ах ты Грунька!" Нашел мушку на дуле, рукой нажимает спуск, а выстрела нет. Глядит старик, а у ружья нет курка: соскочил курок, винт перержавел.
Стр.1