Национальный цифровой ресурс Руконт - межотраслевая электронная библиотека (ЭБС) на базе технологии Контекстум (всего произведений: 471233)
Консорциум Контекстум Информационная технология сбора цифрового контента

Обуза

0   0
Первый авторБунин Иван Алексеевич
Страниц2
ID3327
Кому рекомендованоРассказы (1924-1930)
Бунин, И.А. Обуза : Рассказ / И.А. Бунин .— 1925 .— 2 с. — Проза

Предпросмотр (выдержки из произведения)

Иван Алексеевич Бунин ОБУЗА Оригинал здесь: Электронная библиотека Яблучанского. <...> Вдруг случайно взглянул на окна: за переплетами старых рам - красота старых сосен и елей, романтическая путаница их хвои, ветвей, сучьев и синее небо апрельской лунной ночи. <...> Быстро встал, прошел в лакейскую, внял картуз и палку, вышел на крыльцо... <...> Крыльцо и вся эта сторона дома в лунной прозрачной тени, впереди - просторный светлый двор и озаренные стены и старые крыши подпорных построек. <...> Сбежал с крыльца легко, молодо, повернул к саду: ночь свежая, но сухая, полная луна стоит высоко, небо совершенно чисто. <...> Вошел в аллею - она еще голая, извилистые короткие тени спокойно лежат на сухой земле, по которой так приятно идти. <...> Из аллеи повернул на дорожку между кустами сирени и акаций: светлая ночь сияет в уюте сада, над его полянами, на которых стоят низкорослые старые яблони, уже зацветшие. <...> Вдали направо, во флигеле, уже много лет догнивающем в саду без призора, светится огонек. <...> Поднявшись на крылечко и отворив дверь из сеней в прихожую, не сразу понимаю, что это такое: ад какой-то! <...> Прихожая вся полна едкого дыму, в дыму багрово коптит на столе лампочка, а из дымной печки красными языками вырывается пламя. <...> Он энергично, с сухим треском, ломает костлявыми руками бурьян, пихает его в печку, и огонь вместе с клубами дыма то и дело вышибает назад. <...> Я хлопнул дверью, входя, я подхожу к самой печке, но старик или не слышит, или не хочет слышать. <...> Он не оборачивается, ломает, пихает и глядит с тем странным вниманием, с которым люди всегда глядят на огонь, Он в замызганном, ссохшемся от времени полушубчишке и в моей старой шляпе. <...> Глаза у него от дыму красны, как раны, плачут, но он, не обращая на это внимания, глядит. <...> - И трубу, верно, не открыл как следует - ишь сколько дыму напустил. <...> А у тебя ведь, кажется, и родных никого нету? <...> Помолчав: - Да и дом-то мой <...>
Обуза.pdf
Стр.1
Обуза.pdf
Иван Алексеевич Бунин ОБУЗА Оригинал здесь: Электронная библиотека Яблучанского. После ужина пили чай, жадно и торопливо просматривали газеты, только что принесенные с почты. Вес то же, все та же жуткая чепуха! Потом вес постепенно разошлись спать. Остался один и все читал, возмущаясь и волнуясь. Вдруг случайно взглянул на окна: за переплетами старых рам - красота старых сосен и елей, романтическая путаница их хвои, ветвей, сучьев и синее небо апрельской лунной ночи. Быстро встал, прошел в лакейскую, внял картуз и палку, вышел на крыльцо... Ах как прекрасна ночь! что за ночь! Крыльцо и вся эта сторона дома в лунной прозрачной тени, впереди - просторный светлый двор и озаренные стены и старые крыши подпорных построек. Сбежал с крыльца легко, молодо, повернул к саду: ночь свежая, но сухая, полная луна стоит высоко, небо совершенно чисто. Вошел в аллею - она еще голая, извилистые короткие тени спокойно лежат на сухой земле, по которой так приятно идти. Далеко насквозь виден голый сад. Из аллеи повернул на дорожку между кустами сирени и акаций: светлая ночь сияет в уюте сада, над его полянами, на которых стоят низкорослые старые яблони, уже зацветшие. Луна смотрит с высоты прямо в лицо. Вдали направо, во флигеле, уже много лет догнивающем в саду без призора, светится огонек. Иду на него. Поднявшись на крылечко и отворив дверь из сеней в прихожую, не сразу понимаю, что это такое: ад какой-то! Прихожая вся полна едкого дыму, в дыму багрово коптит на столе лампочка, а из дымной печки красными языками вырывается пламя. Старик, сидя на полу на коленях, топит. Он энергично, с сухим треском, ломает костлявыми руками бурьян, пихает его в печку, и огонь вместе с клубами дыма то и дело вышибает назад. Я хлопнул дверью, входя, я подхожу к самой печке, но старик или не слышит, или не хочет слышать. Он не оборачивается, ломает, пихает и глядит с тем странным вниманием, с которым люди всегда глядят на огонь, Он в замызганном, ссохшемся от времени полушубчишке и в моей старой шляпе. Глаза у него от дыму красны, как раны, плачут, но он, не обращая на это внимания, глядит. Лицо морщинистое, китайское, с ощипанной седой бородкой. - Здравствуй, Ефрем. Что не спишь, один сидишь? Он точно сразу просыпается и дико взглядывает на меня. Потом крепко, отрывисто: - Как один? - Да как же, все давно спят, один ты сидишь. - Я не один. - А с кем же? - С богом. - А затопил почему? - Почему! Лег было, да холодно. Застыл весь. Тебе хорошо в теплых хоромах. - И трубу, верно, не открыл как следует - ишь сколько дыму напустил. - Не достану я ее открыть, как следует. Открыл как попало, затопил и сижу... Вот так и живу, ночь в день оборачиваю. Да. Другие померли, а меня земля забыла. Что ж делать! Хочешь, не хочешь - живи! - Это правда. А у тебя ведь, кажется, и родных никого нету? - Захотел родных! - И детей не было? - Были, да сплыли. А жена - на кой она мне ляд? - Все вдвоем-то лучше. - С лучком! По могилам вдвоем не лежат. - Так. Значит, плохо дело? - Чужая печка холодна. - А на свою не хочешь. Кто ж виноват? Ведь у тебя, говорят, свой дом есть? - Сам же и виноват. Дома во сто раз скучнее. Забота да обуза. Забота да скука, только и всего... А тут я как птица. Встал и ушел, только и всего.
Стр.1