Национальный цифровой ресурс Руконт - межотраслевая электронная библиотека (ЭБС) на базе технологии Контекстум (всего произведений: 472963)
Консорциум Контекстум Информационная технология сбора цифрового контента

Докладные записки и письма в 3-е Отделение

0   0
Первый авторБулгарин Фаддей Венедиктович
Страниц9
ID3150
АннотацияПубликация и комментарии А. Рейтблата.
Кому рекомендованоПублицистика и не только
Булгарин, Ф.В. Докладные записки и письма в 3-е Отделение : Очерк / Ф.В. Булгарин .— 1850 .— 9 с. — Публицистика

Предпросмотр (выдержки из произведения)

, "Видок Фиглярин" Отношения Булгарина с III отделением всегда привлекали интерес. литераторов и исследователей. <...> . Однако обширный комплекс писем и докладных записок Булгарина, адресованных начальникам III отделения и хранящихся сейчас в фонде III отделения в ЦГАОР (ф. <...> Лемке, поместивший в своей работе большую подборку булгаринских текстов, либо не успел ознакомиться с материалами Секретного архива III отделения, либо вообще не был допущен туда. <...> Из-за разбросанности булгаринских записок по большому числу малодоступных современному читателю изданий, отсутствия публикаций многих из них и обобщающих работ, анализирующих эти тексты, сейчас представления о взаимоотношениях Булгарина с III отделением черпаются, причем нередко и профессиональными литературоведами, из вторых и третьих рук и в результате не совсем точно отражают действительное положение дел. <...> [АВТОБИОГРАФИЯ) Фаддей Венедиктов сын Булгарин с прозванием фамилии Скандербег, и телом сего героя [1] <...> После Революции в Польше и вооружения Костюшки [4] в котором и отец его участвовал, и которых последствием были падение Польши, несчастье и разорение его семейства, генерал-аншеф граф Ферзей [5], квартирующий в то время в Несвиже, познакомясь с его родителями и полюбя шалуна мальчика, который рубил у него мебели и бил зеркаля и чашки, воображая, что разит москалей, взял с собой удальца и, по определении почтеннейшего графа директором Сухопутного кадетского шляхетного корпуса, он определил и малого сарматенка [6] в корпус в 1797 году, отдав на воспитание французскому учителю Массону, державшему пансион при корпусе. <...> В 1805 году Булгарин вышел в Уланский Его Высочества полк корнетом [7],дрался с французами и шведами и проливал кровь за хлеб и за соль, писал дурные стихи и за то сидел в Кронштадте. <...> Когда Польша стала возрождаться, Булгарин, следуя пословице "как волка ни корми, а он все в лес смотрит", полетел бродить за белыми орлами [8] по свету и искать независимости <...>
Докладные_записки_и_письма_в_3-е_Отделение.pdf
ДОКЛАДНЫЕ ЗАПИСКИ И ПИСЬМА Ф.В. БУЛГАРИНА В III ОТДЕЛЕНИЕ Вступительная заметка, публикация и комментарии А. Рейтблата. Оригинал здесь: VIVOS VOCO: А. Рейтблат, "Видок Фиглярин" Отношения Булгарина с III отделением всегда привлекали интерес. литераторов и исследователей. Эта тема затрагивалась во многих работах, однако до сих пор архивный материал введен в научный оборот далеко не полностью. Начало было положено в 1877 году, когда в "Русской старине" были помещены записка "Нечто о Царскосельском лицее и о духе оного" и записка об "Арзамасском обществе" [1]. В дальнейшем публикацию подобных материалов (чаще всего их именовали "доносами") продолжили М. Сухомлинов, М. Лемке, Б. Модзалевский, П. Щеголев, А. Нифонтов, Н. Эйдельман и др. [2]. Однако обширный комплекс писем и докладных записок Булгарина, адресованных начальникам III отделения и хранящихся сейчас в фонде III отделения в ЦГАОР (ф. 109), опубликован лишь частично. М. Лемке, поместивший в своей работе большую подборку булгаринских текстов, либо не успел ознакомиться с материалами Секретного архива III отделения, либо вообще не был допущен туда. Из-за разбросанности булгаринских записок по большому числу малодоступных современному читателю изданий, отсутствия публикаций многих из них и обобщающих работ, анализирующих эти тексты, сейчас представления о взаимоотношениях Булгарина с III отделением черпаются, причем нередко и профессиональными литературоведами, из вторых и третьих рук и в результате не совсем точно отражают действительное положение дел. В данную публикацию включены типичные для Булгарина тексты, хорошо характеризующие как позиции и взгляды автора, так и стиль и тон его писаний. В качестве дополнения помещена ранняя автобиография Булгарина, сохранившаяся в ИРЛИ в альбоме П.И. Кеппена. 1. "Русская старина", 1877, т. 18, с. 655-660. 2. См.: М. И. Сухомлинов, Исследования и статьи по русской литературе и просвещению, т. 2, СПб., 1889, "Русская старина", 1900, N 9; Мих. Лемке, Николаевские жандармы и литература 1826-1855 гг., изд. 2-е, СПб., 1909: "Голос минувшего", 1913, N 3; Б. Модзалевский, Пушкин под тайным надзором, изд. 3-е, Л., 1925; П. Е.Щеголев. Декабристы, М.-Л., 1926; А. С. Нифонтов, Россия в 1848 году, М., 1949; Н. Эйдельман, Пушкин и его друзья под тайным надзором. - "Вопросы литературы", 1985, N 2. [АВТОБИОГРАФИЯ) Фаддей Венедиктов сын Булгарин с прозванием фамилии Скандербег, и телом сего героя [1] родился в Польше в губернии Минской [2] в 1786 году [3]. После Революции в Польше и вооружения Костюшки [4] в котором и отец его участвовал, и которых последствием были падение Польши, несчастье и разорение его семейства, генерал-аншеф граф Ферзей [5], квартирующий в то время в Несвиже, познакомясь с его родителями и полюбя шалуна мальчика, который рубил у него мебели и бил зеркаля и чашки, воображая, что разит москалей, взял с собой удальца и, по определении почтеннейшего графа директором Сухопутного кадетского шляхетного корпуса, он определил и малого сарматенка [6] в корпус в 1797 году, отдав на воспитание французскому учителю Массону, державшему пансион при корпусе. В 1805 году Булгарин вышел в Уланский Его Высочества полк корнетом [7],дрался с французами и шведами и проливал кровь за хлеб и за соль, писал дурные стихи и за то сидел в Кронштадте. Когда Польша стала возрождаться, Булгарин, следуя пословице "как волка ни корми, а он все в лес смотрит", полетел бродить за белыми орлами [8] по свету и искать независимости отечества, дрался за французов в Испании и Германии, а по низвержении Наполеона возвратился в отечество. Теперь обстоятельства снова завели его в Петербург, где он, следуя глупой страсти, взялся марать бумагу, а чем кончит богу известно, но только это, верно, что не перестанет любить вас, почтенный Петр Иванович [9]. 9 октября 1821. В Спетербурге. ИРЛИ, 10102, LX624, л. 60.
Стр.1