Национальный цифровой ресурс Руконт - межотраслевая электронная библиотека (ЭБС) на базе технологии Контекстум (всего произведений: 472963)
Консорциум Контекстум Информационная технология сбора цифрового контента

За себя или за другую?

0   0
Первый авторБрюсов Валерий Яковлевич
Страниц5
ID3068
Кому рекомендованоРассказы
Брюсов, В.Я. За себя или за другую? : Рассказ / В.Я. Брюсов .— 1910 .— 5 с. — Проза

Предпросмотр (выдержки из произведения)

Валерий Яковлевич Брюсов. <...> Нет, конечно, она! - сказал сам себе Петр Андреевич Басманов, когда дама, обратившая на себя его внимание, пятый или шестой раз прошла мимо его столика. <...> Но разве это не те же самые глаза, которые Басманов любил сравнивать с огнями св. <...> Эльма, не тот же овал, который успокаивал волнения одной чистотой своих очертаний, не те же маленькие уши, которые так сладко было целовать! <...> Это - Елизавета, потому что не может быть двух женщин тождественных, как тождественны два отражения в двух смежных зеркалах! <...> Быстро окинул Басманов умственным взором историю своей любви к Елизавете. <...> Молодой, вступающий в жизнь адвокат, он встретил женщину несколько старше себя, которая полюбила его со всем ослеплением страсти, безумной, яростной, исступленной. <...> В эту любовь Елизавета вложила всю свою душу, и ей Стало не нужным все в мире, кроме одного: обладать своим возлюбленным, предаваться ему, поклоняться ему. <...> Елизавета готова была пожертвовать всеми условностями их "света", умоляла Басманова позволить ей бросить мужа и прийти к нему; в обществе не только не стыдилась своей связи, которая, конечно, была замечена, но как бы гордилась ею. <...> Никогда после не встречал Басманов любви столь самозабвенной, столь готовой на жертвы, и он не мог сомневаться, что если бы, в свое время, потребовал от Елизаветы, чтобы она умерла, она исполнила бы приказание с тихим, покорным восторгом. <...> Как же он, Басманов, воспользовался этой, один раз посылаемой нам в жизни, любовью? <...> Он понял, что там, где приносятся безмерные жертвы, невольно ставятся и смелые требования. <...> Как вор, Басманов украл полгода любви, которая не принадлежала бы ему, если бы он сразу показал истинный свой облик, и потом воспользовался первым вздорным предлогом, чтобы "порвать связь". <...> Ах, и теперь ему стыдно вспоминать последние свидания перед разлукой. <...> Неужели же он встретил ее теперь вновь, двенадцать <...>
За_себя_или_за_другую.pdf
Валерий Яковлевич Брюсов. За себя или за другую? I - Она! Нет, конечно, она! - сказал сам себе когда дама, обратившая на себя его внимание, пятый Петр или шестой раз Андреевич Басманов, прошла мимо его столика. Он не сомневался более, что это Елизавета. Конечно, они не видались уже почти двенадцать лет, и за этот срок лицо женщины не могло измениться. Черты, прежде тонкие и острые, несколько не прежде по-детски доверчивый, стал холодным и строгим, в выражении всего лица появилась самоуверенность, которой не было раньше. Но разве это самые глаза, которые Басманов любил сравнивать с огнями св. Эльма, не тот же овал, который успокаивал волнения одной чистотой своих очертаний, не те те же же маленькие уши, которые так сладко было целовать! Это - Елизавета, потому что не может быть двух женщин тождественных, как тождественны два отражения в двух смежных зеркалах! Быстро окинул Басманов умственным взором историю Елизавете. Ах, он не в первый раз делал этот обзор, потому что из всех его воспоминаний не было более дорогого, более Молодой, вступающий в жизнь адвокат, он встретил священного, чем своим женщину несколько ему, поклоняться ему. Елизавета готова была пожертвовать всеми их "света", умоляла Басманова позволить ей бросить мужа и прийти к обществе не только не стыдилась своей своей любви к эта любовь. себя, которая полюбила его со всем ослеплением страсти, безумной, яростной, исступленной. В эту любовь Елизавета вложила всю свою душу, и ей Стало нужным все в мире, кроме одного: обладать старше не возлюбленным, предаваться условностями нему; в связи, которая, конечно, была замечена, но как бы гордилась ею. Никогда после не встречал Басманов любви столь самозабвенной, столь готовой на жертвы, и он не мог сомневаться, что если бы, в свое время, потребовал от Елизаветы, чтобы она исполнила бы приказание с тихим, покорным восторгом. Как же он, Басманов, воспользовался этой, один раз жизни, любовью? Он испугался ее, испугался ее громадности понял, что там, где приносятся безмерные жертвы, невольно ставятся и посылаемой он своей карьеры, которая тогда неудачно... Как вор, Басманов украл полгода любви, которая побоялся не умерла, она нам в и ее силы. Он смелые требования. Он побоялся взять эту любовь, потому что взамен надо было что-то дать, а он чувствовал себя духовно нищим. И еще любовь, чтобы не затруднить начиналась взять эту не принадлежала бы ему, если бы он сразу показал истинный свой облик, и потом воспользовался первым вздорным предлогом, чтобы "порвать связь". Ах, и теперь ему стыдно вспоминать последние свидания обнимала об перед разлукой. Елизавета, ослепленная своей любовью, ничего не понимала, не видела того, что ее возлюбленный слишком низок, чтобы перед ним унижаться, и на коленях умоляла его не покидать ее. Он помнит, как, рыдая, она волочилась за ним по полу, билась в отчаяньи головой его ноги, потом известно, что, брошенная им, Елизавета едва не помешалась от горя, что одно время она хотела пойти в монастырь, что позже она овдовела и уехала границу. Здесь Басманов потерял следы Елизаветы. Неужели же он встретил ее теперь вновь, двенадцать лет спустя после прошлого? Басманов, сидя за столиком кафе, смотрел, как мимо проходила высокая дама в большой парижской шляпе, и бы! Она, лучшая стены. Ему стало за их разрыва, здесь, в Интерлакене, спокойную, строгую, все еще прекрасную и для него неизъяснимо очаровательную, по мучительно-сладостным воспоминаниям него томительно горело образами и ощущениями прошлого, всплывавшими все существо его и в ума, и в памяти тела. Она, она, Елизавета, которой он не дал любить себя с той полнотой, как она того ждала, и которую сам он не посмел полнотой, с какой мог бы и желал любить часть его медленно памяти с той уже почти прожитой жизни, ожившая, живая, она - воплощенная возможность воскресить то, что было, дополнить его, исправить его. У Басманова, несмотря на все его самообладание, закружилась голова. Он расплатился за мороженое, встал и пошел по той же аллее, по которой высокая дама. гуляла располнели, взгляд, не II
Стр.1