Национальный цифровой ресурс Руконт - межотраслевая электронная библиотека (ЭБС) на базе технологии Контекстум (всего произведений: 472963)
Консорциум Контекстум Информационная технология сбора цифрового контента

Введение в комментарий

0   0
Первый авторИльёв
Страниц13
ID3061
Аннотация"О творчестве автора (Брюсов Валерий Яковлевич). К роману ""Огненный ангел""."
Кому рекомендованоО творчестве автора
Ильёв, С.П. Введение в комментарий : Очерк / С.П. Ильёв .— 1993 .— 13 с. — Критика

Предпросмотр (выдержки из произведения)

Пространные тексты Заглавия, Посвящения и Предисловия Автора служат общим введением в текст "правдивой повести". <...> Три текста служебного назначения Заглавие, Посвящение и Предисловие плюс текст "правдивой повести" составляют полный корпус произведения, якобы написанного в начале XVI века. <...> Этот корпус заключен в рамку из Предисловия издателя и "Объяснительных примечаний" Издателя. <...> Издатель-переводчик выступает не столько как создатель русского текста "правдивой повести" (соавтор), сколько как истолкователь его _двумя способами_, так как перевод есть истолкование текста средствами искусства, а комментирование средствами науки. <...> Художественный текст "правдивой повести" можно рассматривать как специфическую (авторскую) интерпретацию _реальной_ действительности, а текст Издателя как истолкование _художественной_ действительности на научно-документальной основе. <...> Издательская редакция сообщает кратчайшую форму названия произведения, жанровое определение произведения и количество глав: "Огненный ангел. <...> Уже в этом традиционном и лапидарном заглавии - установка на интенсивность научного (позитивистского) стиля Издателя. <...> Экстенсивная же установка Автора "правдивой повести" - в пространном тексте титула (количественное соотношение слов 6:64), дающем двойное название произведения и краткий проспект его фабулы. <...> Редакции Издателя и Автора совпадают, но не по форме, так как в первой заглавие и жанровое определение дифференцированы, а во второй они слиты, т. е. определение жанра дано как другое, второе название, которое способно дублировать или подменить первое. <...> Вместе с тем во второй редакции подчеркивается не количественная, как в редакции Издателя, а _качественная_ характеристика "правдивой повести", именно: _ее правдивость_, <...> Эта установка на достоверность изображаемого - не только дань европейской литературной традиции (так, в титуле книги Шписа указывалось, что материал ее большей частью извлечен <...>
Введение_в_комментарий.pdf
С. П. Ильёв Введение в комментарий ---------------------------------------------------------------------------Брюсов В. Я. Огненный ангел (Сост., вступ. ст., коммент. С. П. Ильёва) М.: Высш. шк., 1993. - (Б-ка студента-словесника). OCR Бычков М.Н. mailto:bmn@lib.ru ---------------------------------------------------------------------------I Составные элементы архитектоники (внешнего плана) "Огненного ангела" включают "Предисловие к русскому изданию", (в журнальной редакции - "Предисловие русского издателя"), "Заглавие автора", 16 глав "правдивой повести" и "Объяснительные примечания" издателя. Пространные тексты Заглавия, Посвящения и Предисловия Автора служат общим введением в текст "правдивой повести". Три текста служебного назначения Заглавие, Посвящение и Предисловие плюс текст "правдивой повести" составляют полный корпус произведения, якобы написанного в начале XVI века. Этот корпус заключен в рамку из Предисловия издателя и "Объяснительных примечаний" Издателя. Таким образом, в целом в произведении два текста двух авторов. Но и "правдивая повесть" - произведение, в создании которого участвовали два автора, именно: автор "оригинального" текста на "немецком языке" и латинского Посвящения и русский переводчик текста (условно говоря, можно считать, что Издатель и переводчик - одно лицо). Издатель-переводчик выступает не столько как создатель русского текста "правдивой повести" (соавтор), сколько как истолкователь его _двумя способами_, так как перевод есть истолкование текста средствами искусства, а комментирование - как истолкование _художественной_ - средствами науки. Художественный текст "правдивой повести" можно рассматривать как специфическую (авторскую) интерпретацию _реальной_ действительности, а текст Издателя действительности на научно-документальной основе. Издательская редакция сообщает кратчайшую форму названия произведения, жанровое определение произведения и количество глав: "Огненный ангел. Повесть в XVI главах". Уже в этом традиционном и лапидарном заглавии - установка на интенсивность научного (позитивистского) стиля Издателя. Экстенсивная же установка Автора "правдивой повести" - в пространном тексте титула (количественное соотношение слов 6:64), дающем двойное название произведения и краткий проспект его фабулы. Редакции Издателя и Автора совпадают, но не по форме, так как в первой заглавие и жанровое определение дифференцированы, а во второй они слиты, т. е. определение жанра дано как другое, второе название, которое способно дублировать или подменить первое. Вместе с тем во второй редакции подчеркивается не количественная, как в редакции Издателя, а _качественная_ характеристика "правдивой повести", именно: _ее правдивость_, т. е. достоверность сообщаемой истории. В обоих случаях (пространность и установка на правдивость) Автор как бы предвосхищал традиции первых изданий легенды о докторе Фаусте, предпринятых И. Шписом (1587) и Г. Видманом (1599), упоминаемых В. Брюсовым и А. Белецким (см. наст. издание). Эта установка на достоверность изображаемого - не только дань европейской литературной традиции (так, в титуле книги Шписа указывалось, что материал ее большей частью извлечен из сочинений" Фауста, а книга Видмана даже называлась "собственных посмертных "_Правдивая_ история..."), - она поддерживается Издателем, который приводит факты и документы, подтверждающие неложность слов Автора. Категория правдивости особенно уместна в соседстве с первым названием, поскольку в эпоху Возрождения в гуманистических кругах общества уже не было безоговорочной веры в демонов и ангелов... В конце титула отмечено еще и то обстоятельство, что повесть написана "очевидцем" всех перечисленных событий. Если Издатель указывал на 16 глав повести, то Автор по-своему раскрыл их содержание в перечне основных действующих лиц и событий. Но его проспект не охватывает ни всех действующих лиц, ни все важнейшие события. На первый план выдвигается незначительное или второстепенное. перечисляет тех действующих лиц, В титуле Автор которые являются в произведении эпизодическими и с которыми связаны наиболее сомнительные эпизоды (дьявол в образе Святого Духа, архиепископ Трирский, Агриппа Неттесгеймский и доктор Фауст), тогда как главный герой Рупрехт (он же Автор) вообще не назван, а
Стр.1