Национальный цифровой ресурс Руконт - межотраслевая электронная библиотека (ЭБС) на базе технологии Контекстум (всего произведений: 472928)
Консорциум Контекстум Информационная технология сбора цифрового контента

Гора Звезды

0   0
Первый авторБрюсов Валерий Яковлевич
Страниц33
ID3034
Кому рекомендованоРоманы и повести
Брюсов, В.Я. Гора Звезды : Повесть / В.Я. Брюсов .— 1899 .— 33 с. — Фантастика

Предпросмотр (выдержки из произведения)

Валерий Брюсов. <...> Пишу их соком на листьях, пишу в дебрях Африки, далеко от последних следов просвещения, под шалашом бечуана, слушая немолчный грохот Мози-оа-Тунья (*1). <...> Большой костер, с вечера разложенный против диких зверей, потухал, а мой негр Мстега спал, уткнувшись в землю... <...> На песке в луже крови лежал человек, одетый по-европейски. <...> К вечеру мы дошли до временной деревушки бечуанов, раскинутой уже у самого рубежа пустыни. <...> Сразу на протяжении двух-трех саженей пастбище обращалось в безжизненную каменистую равнину. <...> Лучи заходящего солнца отражались там и сям от ребер и зазубрин, слепя глаза переливами света. <...> Но все же, внимательно вглядываясь, можно было различить на горизонте бледно-серый конус, вершина которого сверкала, как звезда. <...> Ногам было больно ступать по зазубринам пластов; игра лунного света обманывала глаз, и ежеминутно мы могли оступиться в расщелину. <...> Утром, однако, я увидел, что силуэт Горы почти не вырос, все так же недоступен. <...> Приходя в себя, я отыскивал взором силуэт Горы и снова начинал ползти к ней. <...> Я остановился только у края обрыва над этой котловиной. <...> Пустыня обрывалась отвесом больше чем в сто саженей глубины. <...> Меньший поперечник долины был верст десять; противоположный край обрыва, столь же высокий, столь же отвесный, был отчетливо виден за Горой. <...> Затем шел широкий пояс полей, занимавший большую часть всей долины; поля эти чернели только что вспаханной землей, так как был август месяц; там и сям бороздили их ручейки и канальчики, сходившиеся в нескольких озерках. <...> У самого края обрыва опять начинался пояс пальмового леса, расширявшийся в узких заливах эллипса; лес был разделен на участки широкими просеками и кое-где состоял уже из старых деревьев, а кое-где еще из молодой поросли. <...> Надо было спуститься по отвесному обрыву в сто саженей глубины. <...> Саженях в трех от земли я оборвался снова и на этот раз упал. <...> Поблизости оказался источник <...>
Гора_Звезды.pdf
Валерий Брюсов. Гора Звезды ----------------------------------------------------------------------В сб. "У светлого яра Вселенной". М., "Правда", 1989 (серия "Мир приключений"). OCR & spellcheck by HarryFan, 25 May 2001 ----------------------------------------------------------------------ПОСВЯЩЕНИЕ Вступая десять лет назад в пустыню, я верил, что навсегда расстался с образованным миром. Взяться за перо и писать воспоминания заставили меня события совершенно необыкновенные. То, что я видел, быть может, не видел никто из людей. Но еще больше пережил я в глубине души. Мои убеждения, казавшиеся мне неколебимыми, разрушены или потрясены. С ужасом вижу, как много властной истины в том, что я всегда презирал. У этих записок могла бы быть цель: предостеречь других, подобных мне. Но, вероятно, они никогда не найдут читателя. Пишу их соком на листьях, пишу в дебрях Африки, далеко от последних следов просвещения, под шалашом бечуана, слушая немолчный грохот Мози-оа-Тунья (*1). О великий водопад! Красивейшее, что есть на свете! В этой пустыне один ты, быть может, постигаешь мои волнения. И тебе посвящаю я эти страницы. Селение. 9 августа 1895 г. 1 Небосвод был темно-синим, звезды крупными и яркими, когда я открыл глаза. Я не шевельнулся, только рука, и во сне сжимавшая рукоятку кинжала, налегла на нее сильней... Стон повторился. Тогда я приподнялся и сел. Большой костер, с вечера разложенный против диких зверей, потухал, а мой негр Мстега спал, уткнувшись в землю... - Вставай, - крикнул я, - бери копье, иди за мной! Мы пошли по тому направлению, откуда слышны были стоны. Минут десять мы блуждали наудачу. Наконец я заметил что-то светлое впереди. - Кто лежит здесь без костра? - окликнул я. - Отвечай, или буду стрелять. - Эти слова я сказал по-английски, а потом повторил на местном кафрском наречии (*2), потом еще раз по-голландски, по-португальски, по-французски. Ответа не было. Я приблизился, держа револьвер наготове. На песке в луже крови лежал человек, одетый по-европейски. То был старик лет шестидесяти. Все тело его было изранено ударами копий. Кровавый след вел далеко в пустыню; раненый долго полз, прежде чем упал окончательно. Я приказал Мстеге развести костер и попытался привести старика в чувство. Через полчаса он начал шевелиться, ресницы его приподнялись, и на мне остановился взор, сначала тусклый, потом прояснившийся. - Понимаете ли вы меня? - спросил я по-английски. Не получив ответа, я повторил вопрос на всех знакомых мне языках, даже по-латыни. Старик долго молчал, потом заговорил по-французски: - Благодарю вас, друг мой. Все эти языки я знаю, и если я молчал, то по своим причинам. Скажите, где вы меня нашли? Я объяснил. - Почему я так слаб? Разве мои раны опасны? - Вам не пережить дня. Едва я произнес эти слова, умирающий весь затрепетал, губы его искривились, костлявые пальцы впились в мою руку. Его мерная речь сменилась хриплыми криками. - Не может быть!.. Не теперь, нет!.. у пристани!.. вы ошиблись. - Возможно, - холодно сказал я. - Пусть господин погодит, - глухо простонал он, - колдун скажет все, он слышал об этом от отцов еще мальчиком. Там, посреди Проклятой пустыни,
Стр.1