Национальный цифровой ресурс Руконт - межотраслевая электронная библиотека (ЭБС) на базе технологии Контекстум (всего произведений: 468839)
Консорциум Контекстум Информационная технология сбора цифрового контента

Памяти П. А. Кропоткина

0   0
Первый авторБонч-Бруевич Владимир Дмитриевич
Страниц7
ID2991
АннотацияВстреча В. И. Ленина и П. А. Кропоткина. Болезнь и смерть П. А. Кропоткина.
Кому рекомендованоПублицистика
Бонч-Бруевич, В.Д. Памяти П. А. Кропоткина : Очерк / В.Д. Бонч-Бруевич .— 1930 .— 7 с. — Мемуары

Предпросмотр (выдержки из произведения)

Владимир Дмитриевич Бонч-Бруевич Date: 20 октября 2009 Изд: Бонч-Бруевич В.Д. <...> ЛЕНИНА С П. А. КРОПОТКИНЫМ После Февральской революции, 12 июня 1917 г., П. А. Кропоткин вернулся из Англии в Россию, в Петроград, где хотел поселиться. <...> Было ясно, что это сплошное недоразумение и что, конечно, Петр Алексеевич как ветеран революции имел полное право и в это бурное революционное время на получение постоянной жилплощади. <...> Петр Алексеевич жил в высшей степени скромно; в его комнате было много книг, и вся обстановка говорила о том, что он усиленно занимается литературными трудами. <...> В первое же свидание он высказал мне свое отношение к Октябрьской революции. <...> Тут у нас в пятьдесят и более лет сохранились прекрасные революционеры. <...> Он говорил мне: "Во всей деятельности современных революционных политических партий надо помнить, что Октябрьское движение пролетариата, закончившееся революцией, доказало всем, что социальная революция возможна. <...> Партия большевиков хорошо сделала, что взяла старое истинно пролетарское название: коммунистической партии. <...> Ее идеи будут постепенно восприниматься народами так же, как воспринимались миром идеи Великой французской революции в XIX в. <...> И в этом колоссальная заслуга Октябрьской революции". <...> Необходимо отметить, что летом 1920 г., как сообщает Н. К. Лебедев*, Петра Алексеевича посетила английская рабочая делегация. <...> Кропоткин послал с делегатами большое письмо, адресованное "западноевропейским рабочим". <...> Конечно, как убежденный анархист Петр Алексеевич не признавал формы нашего Советского государства. <...> Но когда с ним приходилось говорить не о теориях, а о практике, то он понимал, что без государственной власти нельзя было бы закрепить достижения революции. <...> При первом же нашем свидании Петр Алексеевич опросил меня: "Мне сказали, что Владимир Ильич написал прекрасную книгу о государстве, которую я еще не видел и не читал и в которой он ставит <...>
Памяти_П._А._Кропоткина.pdf
Владимир Дмитриевич Бонч-Бруевич Date: 20 октября 2009 Изд: Бонч-Бруевич В.Д. Избранные сочинения в трех томах. Том 3.М., Изд-во АН СССР. 1963 OCR: Адаменко Виталий (adamenko77@gmail.com) ПАМЯТИ П. А. КРОПОТКИНА ВСТРЕЧА В. И. ЛЕНИНА С П. А. КРОПОТКИНЫМ После Февральской революции, 12 июня 1917 г., П. А. Кропоткин вернулся из Англии в Россию, в Петроград, где хотел поселиться. Однако вскоре он отказался от этой мысли и переехал на жительство в Москву. Однажды -- это было в 1918 г. -- ко мне на прием и Управление делами Совета Народных Комиссаров пришел кто-то из семьи Петра Алексеевича Кропоткина..... кажется, его дочь, со своим мужем -- и рассказал о тех мытарствах, которым он подвергается в связи с его устройством в Москве. Было ясно, что это сплошное недоразумение и что, конечно, Петр Алексеевич как ветеран революции имел полное право и в это бурное революционное время на получение постоянной жилплощади. Вот тутто и возобновилось мое старое знакомство с П. А. Кропоткиным. Я сейчас же сообщил обо всем Владимиру Ильичу, и он распорядился немедленно выдать на имя Петра Алексеевича охранную грамоту на квартиру, что я немедленно и сделал. В скором времени я съездил к нему, чтобы узнать о его жизни, и наша встреча была очень радушной и хорошей. Петр Алексеевич жил в высшей степени скромно; в его комнате было много книг, и вся обстановка говорила о том, что он усиленно занимается литературными трудами. В первое же свидание он высказал мне свое отношение к Октябрьской революции. Большевистская революция застала его уже в весьма преклонном возрасте, а, по его мнению, деятельное участие в революции могут принимать люди до 40 лет. Когда я возразил ему, что вся подпольная, опытная в революционных делах часть нашей партии, была старше по возрасту, то он сказал: "Для России -- это так. Тут у нас в пятьдесят и более лет сохранились прекрасные революционеры. Вот мой возраст -- другое дело..." Однако события нашей сложной жизни он принимал близко к сердцу и искренне болел душой за судьбу великого пролетарского движения, когда Советскую Россию окружили белогвардейские и антисоветские враги. Он говорил мне: "Во всей деятельности современных революционных политических партий надо помнить, что Октябрьское движение пролетариата, закончившееся революцией, доказало всем, что социальная революция возможна. И это мировое завоевание надо изо всех сил беречь, поступаясь во многом другом. Партия большевиков хорошо сделала, что взяла старое истинно пролетарское название: коммунистической партии. Если она и не добьется всего, что хотела бы, то она осветит путь цивилизованным странам по крайней мере на столетие. Ее идеи будут постепенно восприниматься народами так же, как воспринимались миром идеи Великой французской революции в XIX в. И в этом колоссальная заслуга Октябрьской революции". Необходимо отметить, что летом 1920 г., как сообщает Н. К. Лебедев*, Петра Алексеевича посетила английская рабочая делегация. Кропоткин послал с делегатами большое письмо, адресованное "западноевропейским рабочим". В этом письме он писал, что "трудящиеся европейских стран и их друзья из других классов должны прежде всего заставить свои правительства отказаться от мысли о вооруженном вмешательстве в дела России как открытом, так и замаскированном, в форме ли вооруженной помощи, или в виде субсидии разным державам, а затем и возобновить сношения с Россией"**. Конечно, как убежденный анархист Петр Алексеевич не признавал формы нашего Советского государства. Он вообще был против партий и против государства. Но когда с ним приходилось говорить не о теориях, а о практике, то он понимал, что без государственной власти нельзя было бы закрепить достижения революции. При первом же нашем свидании Петр Алексеевич опросил меня: "Мне сказали, что Владимир Ильич написал прекрасную книгу о государстве, которую я еще не видел и не читал и в которой он ставит прогноз, что государство и государственная власть в конце концов отомрут. Владимир Ильич одним этим смелым раскрытием учения Маркса заслуживает самого глубокого уважения и внимания, и всемирный пролетариат никогда этого не забудет. Я рассматриваю Октябрьскую революцию как попытку довести до своего логического завершения предыдущую Февральскую революцию с переходом к коммунизму и федерализму".
Стр.1