Национальный цифровой ресурс Руконт - межотраслевая электронная библиотека (ЭБС) на базе технологии Контекстум (всего произведений: 472928)
Консорциум Контекстум Информационная технология сбора цифрового контента

Александр Блок

0   0
Первый авторТурков
Страниц169
ID2895
АннотацияОб авторе (Блок Александр Александрович).
Кому рекомендованоОб авторе
Турков, А. Александр Блок : Повесть / А. Турков .— 1969 .— 169 с. — Биографическая проза

Предпросмотр (выдержки из произведения)

У ректора Петербургского университета Андрея Николаевича Бекетова четыре дочери: Катя, Соня, Саша (Аля, или Ася, - зовут ее в семье) и Маня. <...> Читают ему непременного "Степку-растрепку", на котором воспитывались сами сестры Бекетовы, вспоминают сказку о принце Балдахоне, которую когда-то сложил для них отец и даже иллюстрировал собственноручными рисунками ("...а на масленицу над его замком развевался огромный... блин!"), но декламируют уже и "Смакгольмского барона" Жуковского, и его переводы, и стихи Полонского. <...> С раннего детства, - писал Александр Блок в автобиографии, - я помню постоянно набегавшие на меня лирические волны, еле связанные еще с чьим-либо именем". <...> Литература не только предмет платонического увлечения и преклонения Бекетовых: почти все они пробуют в ней свои силы. <...> А. Н. Бекетов знаком с Щедриным, пишет критические статьи и очерки, принимается даже за автобиографический роман. <...> Позже, в 1898 году, накануне выпускных экзаменов, Александра Андреевна недовольна тем, что сын никак не может приготовить закон божий: "Вот если б я спросила его, - прибавляет она, - об отношениях Отелло к сенату, это он бы мне охотно сейчас изложил". <...> Счастье начинается уже в вагоне железной дороги, когда, глядя в окно, хочется повторять стихи почитаемого в семье Бекетовых Фета: ...серебром облиты лунным, Деревья мимо нас летят, Под нами с грохотом чугунным Мосты мгновенные гремят. <...> Повторилась та же история, что с его другом, знаменитым химиком Дмитрием Ивановичем Менделеевым, который раньше купил по соседству Боблово. <...> Мальчик считает этого человека важным лицом в Шахматове, и дорога, по которой тот возит воду, именуется Гаврилиной. <...> В кустах сирени и шиповника щелкают соловьи. <...> Мы с Дидей нашли цветы, не встречающиеся в Шахматове и его окрестностях", - с гордостью записывает мальчик. <...> А тут еще поездки в Боблово, к Менделеевым, или еще дальше - в Дедово и Трубицино, где живут родственники <...>
Александр_Блок.pdf
Андрей Турков Александр Блок ---------------------------------------------------------------------------М., "Молодая гвардия", 1969 Серия биографий "Жизнь замечательных людей", Выпуск 15 (475) OCR Бычков М.Н. mailto:bmn@lib.ru ---------------------------------------------------------------------------I ...Любительская фотография любительского спектакля. Совсем юная девушка в костюме Офелии стоит лицом к зрителю, и, коленопреклоненный, созерцает ее Гамлет. "У обоих удивительные лица, - передает свое впечатление от снимка одна мемуаристка. - Никогда, ни в каком девичьем лице я не видела такого выражения невинности, какое было у нее. Это полудетское, чуть скуластое, некрасивое по чертам лицо было прекрасно. А его лицо - это лицо человека, увидевшего небесное видение". Принц и его избранница... Их полный робкой недосказанности диалог продолжался и за задернутым занавесом. "Мы были уже в костюмах... и гриме. Я чувствовала себя смелее, - вспоминает Офелия. - Венок, сноп полевых цветов, распущенный напоказ плащ золотых волос, падающий ниже колен. Мы сидели за кулисами в полутьме, пока готовили сцену... Мы говорили о чем-то более личном, чем всегда... мы были вместе, мы были ближе, чем слова разговора". После спектакля они так и ушли в костюмах (переодевались дома), и пока семнадцатилетний принц и шестнадцатилетняя Офелия медленно спускались от сенного сарая, преображенного в театр, под гору, сквозь совсем молодой - им под стать - березничок, впереди "медленно прочертил путь большой, сияющий голубизною метеор". И обоим это показалось предзнаменованием. Тебя венчала корона Еще рассветных причуд. Я помню ступени трона И первый твой строгий суд. Какие бледные платья! Какая странная тишь! И лилий, полны объятья, И ты без мысли глядишь... Кто знает, где это было? Куда упала Звезда? ("Тебя скрывали туманы...") Так вспоминает Гамлет этот вечер спустя несколько лет. Реальность похожа здесь на зыбкое отражение в воде. Подмостки сцены превратились в трон, венок - в корону, знакомая с детских лет девушка, живущая в соседнем имении, - в безумную Офелию. Уже написана чеховская "Чайка", и все происходящее может показаться удивительно похожим на нее. Молчаливый юноша в черном колете и берете, со шпагой, пишет стихи, становящиеся год от года туманнее и страннее, а потом и пьесы его вызовут нарекания. Как и Треплев, прослывет он декадентом. А его спутница станет, как Нина Заречная, актрисой и будет блуждать по России, сомневаясь в том, есть ли у нее талант. И сама их любовь подвергнется таким испытаниям, что по сравнению с ними даже печальный финал чеховской пьесы покажется наивной, старомодной акварелью. Но пока Гамлет и Офелия еще очень неопытны и в жизни и на сцене. И небеса над ними вроде бы безоблачны, как в раннем детстве, когда отец Офелии, ничуть не похожий на льстивого Полония, осведомлялся у гамлетовского деда:
Стр.1