Национальный цифровой ресурс Руконт - межотраслевая электронная библиотека (ЭБС) на базе технологии Контекстум (всего произведений: 468702)
Консорциум Контекстум Информационная технология сбора цифрового контента

Вечер на Кавказских водах в 1824 году

0   0
Первый авторБестужев-Марлинский Александр Александрович
Страниц28
ID2779
АннотацияВариант русской готики.
Кому рекомендованоПовести и рассказы
Бестужев-Марлинский, А.А. Вечер на Кавказских водах в 1824 году : Повесть / А.А. Бестужев-Марлинский .— 1830 .— 28 с. — Проза

Предпросмотр (выдержки из произведения)

- Вот Эльбрус, - сказал мне казак-извозчик, указывая плетью налево, когда приближался я к Кисловодску; и в самом деле, Кавказ, дотоле задернутый завесою туманов, открылся передо мною во всей дикой красоте, в грозном своем величии. <...> Розовый, неизъяснимо прелестный румянец таял на голубоватых и словно прозрачных льдах горного гребня, и мимолетные пары, расцвеченные всеми отливами радуги, оживляя их игрою теней, придавали еще более очаровательности картине. <...> В тот же миг сверкнула молния и озарила передо мной новую станицу линейных казаков и дальше домы и домики для приезжих на воды. <...> Ужин кончился, но человек десять романтиков насчет покорности к предписаниям эскулапа не думали покидать стола, и по числу опустошенных бутылок я заключил, что кавказская вода имела для них чудесное свойство - возбуждать жажду к вину. <...> - Скажите - божественны! - с жаром воскликнул усатый драгунский капитан. <...> - Позвольте сказать мне по-дружески, любезный капитан, - возразил гвардеец, - вам не мудрено восхищаться ими, после долгих лет, проведенных на бессменной страже или в перестрелках и наездах. <...> - Не по хорошу мил, а по милу хорош, - сказал толстый рязанский помещик, улыбаясь, как воображал он, очень лукаво. <...> - Этот же тост, в переводе господина Свирелкина с моего бивачного языка на язык светский: кто не пьет - не товарищ! <...> ) - Между нами, капитан, - сказал ему гвардеец, - белокурая или черноволосая сестра вам более нравится? <...> В полдень, любуясь нежными, небесными глазами и пленительною томностью лица блондинки, я бы готов был влезть в ее соломою оплетенный стакан, чтобы коснуться розовых губок и потом растаять в кислой воде; но при свечах или при лунном сиянии пронзительные взоры и пылкий румянец брюнетки зажигают меня как гранату, и я рад кинуться на чеченские шашки, чтобы до нее прорубиться. <...> Чокнемся лучше да выпьем за здоровье прелестного румянца нашей богини. <...> - Именным бы указом запретил красавицам, у которых в лице играет румянец, ездить <...>
Вечер_на_Кавказских_водах_в_1824_году.pdf
А. А. Бестужев-Марлинский. Вечер на Кавказских водах в 1824 году ------------------------------------------OCR: Pirat Доп. правка: В. Есаулов, сентябрь 2004 ------------------------------------------- Зачем от нас могил ужасный клад Видения и страхи сторожат? - Вот Эльбрус, - сказал мне казак-извозчик, указывая плетью налево, когда приближался я к Кисловодску; и в самом деле, Кавказ, дотоле задернутый завесою туманов, открылся передо мною во всей дикой красоте, в грозном своем величии. Сначала трудно было распознать снега его с грядою белых облаков, на нем лежащих; но вдруг дунул ветер - тучи сдвинулись, склубились и полетели, расторгаясь о зубчатые верхи. Солнце западало. Розовый, неизъяснимо прелестный румянец таял на голубоватых и словно прозрачных льдах горного гребня, и мимолетные пары, расцвеченные всеми отливами радуги, оживляя их игрою теней, придавали еще более очаровательности картине. Я не мог наглядеться, не мог налюбоваться Кавказом; я душой понял тогда, что горы есть поэзия природы. Чувства мои стали чище, думы яснее. Я мог словами поэта сказать тогда: Там горести, там страсти яд немеет, Там юностью невянущею веет, Забвение, целительной рукой, На сердце льет усладу и покой; Душа слита с возвышенной природой, И дышит грудь бессмертною свободой! Но заря догорала. Одни за другими гасли вершины гор; только двуглавый Эльборус сиял двумя звездами над океаном туч... наконец и он утоп во мраке. Изредка перепадали крупные капли дождя; ветер вздувал по степи пыльные столбы, и телега моя неслась будто наперегонку с ними. - Далеко ли? - спросил я извозчика. - Полверсты, - отвечал он. В тот же миг сверкнула молния и озарила передо мной новую станицу линейных казаков и дальше домы и домики для приезжих на воды. Спешить мне было не для чего, и я решился провести в Кисловодске день и другой, чтобы удовлетворить любопытству: посмотреть общество и увидеться с знакомыми. Зоревой барабан гремел и раздавался в окрестности, когда вошел я в залу где за ужинным столом нашел двух добрых моих приятелей. гостиницы, Поменявшись новостями и перебрав по зернышку старину, мне досужнее стало прислушиваться к общему разговору. Ужин кончился, но человек десять романтиков насчет покорности к предписаниям эскулапа не думали покидать стола, и по числу опустошенных бутылок я заключил, что кавказская вода имела для них чудесное свойство - возбуждать жажду к вину. - Ну что наши московские красавицы? - сказал молодой человек в венгерке, значительно поглядывая на капитана Нижегородского драгунского полка и капитана гвардии, между которыми сидел он. Приятель мой, склонявший мне имена и качества каждого, шепнул, что это матушкин сынок, приехавший сюда из белокаменной лечиться от застоя в карманах. - Милы, как всегда, - отвечал гвардеец, равнодушно покачиваясь на стуле. - Скажите - божественны! - с жаром воскликнул усатый драгунский капитан. - Можно ли так сухо говорить о красавицах? Эй, мальчик, - шампанского! - Позвольте сказать мне по-дружески, любезный капитан, - возразил гвардеец, - вам не мудрено восхищаться ими, после долгих лет, проведенных на бессменной страже или в перестрелках и наездах. Видя женщин, как луну, только на телескопическом расстоянии, всякий примет первую образованную даму, с которою встретится он лицом к лицу, за идеал совершенства; но причина этому не в ней, а в нем. Вы горите, сами и воображаете, что они сияют. - Тут есть много истины, капитан, но между много и все - целое море. Я не говорю о кавказских татарках, из которых самая красивейшая, по рабским привычкам своим, достойна только закуривать трубки, ни о грузинках, в которых одна глупость может сравняться с красотою. Черкешенки вовсе иное
Стр.1