Национальный цифровой ресурс Руконт - межотраслевая электронная библиотека (ЭБС) на базе технологии Контекстум (всего произведений: 468839)
Консорциум Контекстум Информационная технология сбора цифрового контента

Замок Венден

0   0
Первый авторБестужев-Марлинский Александр Александрович
Страниц5
ID2772
Кому рекомендованоПовести и рассказы
Бестужев-Марлинский, А.А. Замок Венден : Рассказ / А.А. Бестужев-Марлинский .— 1821 .— 5 с. — История

Предпросмотр (выдержки из произведения)

Замок Венден (Отрывок из дневника гвардейского офицера) Мая 23, 1821 года Говорят, маршрут переменен и полк наш станет в Вендене. <...> Винно фон Рорбах, первый магистр Меченосного ордена, построил Венден, первый замок в Ливонии [Кроме Вендена, построенного в 1204 году, он выстроил замки Сегевольд и Атераден. <...> )]. Любуясь величавыми его стенами, он не мыслил, что они скоро обратятся в его гроб; не думал, что трофеи побед станут свидетелями его смерти, и смерти бесславной. <...> (Примеч. автора.)], вотще напоминали крестоносцам их обет братской любви к побежденным, приявшим крещение, и кротости с обращаемыми в христианство; кровь невинных лилась под мечом воинов и под бичами владельцев. <...> Старшины Ордена примером своим вливали соревнование в подчиненных; жестокость служила правом к возвышению, и Рорбах недаром был магистром. <...> - Вассалы рыцаря Вигберта фон Серрата не слушают твоих приказаний! сказали магистру его посланцы, и магистр закипел гневом, поскакал к ослушникам, и бичи засвистели над их головами. <...> Одному удивляюсь, магистр, что ты, избранный нами в блюстители правосудия, нарушаешь все его законы! <...> Рыцарь фон Серрат! властию магистра приказываю тебе послать вассалов своих, куда мне вздумается. <...> - С сим словом он ударил бичом безоружного Вигберта. <...> Вне себя, окаменев, скрежеща зубами от гнева, стоял Серрат; и магистр был уже далеко, когда чувства исступления излились в клятвах и угрозах. <...> )] Благородный рыцарь Вигберт фон Серрат к Рорбаху. <...> Обида моя требует крови, и я повергаю перчатку к ногам обидчика. <...> Магистр отвечал следующим: Магистр Ливонского меченосного ордена, наместник Рижского епископа и владелец многих замков, Видно Родольф фон Рорбах Вигберту. <...> Венден - Ты произнес свой приговор, презрев суд божий благословенным оружием [Так мыслили в те варварские, непросвещенные времена. <...> (Примеч. автора.)], вооруженных хвостатыми бичами, отбирает отчет дневной работы, назначает утреннюю, распределяет кары. <...> Он поет: О звуки грустные <...>
Замок_Венден.pdf
А. А. Бестужев-Марлинский. Замок Венден (Отрывок из дневника гвардейского офицера) Мая 23, 1821 года Говорят, маршрут переменен и полк наш станет в Вендене. Итак, я увижу сей столичный город древнего ливонского рыцарства, искони знаменитый битвами, осадами, усеянный костями храбрых, запечатленный кровию основателя. Винно фон Рорбах, первый магистр Меченосного ордена, построил Венден, первый замок в Ливонии [Кроме Вендена, построенного в 1204 году, он выстроил замки Сегевольд и Атераден. (Примеч. автора.)]. Любуясь величавыми его стенами, он не мыслил, что они скоро обратятся в его гроб; не думал, что трофеи побед станут свидетелями его смерти, и смерти бесславной. Рыцари, воюя Лифляндию, покоряя дикарей, изобрели все, что повторили после того испанцы в Новом Свете на муку безоружного человечества. Смерть грозила упорным, унизительное рабство служило наградой покорности. Напрасно папы гремели проклятиями на хищников священных прав человечества [Папы Иннокентий III, Григорий IX и Александр III настаивали, чтобы новообращенные христиане не были угнетаемы под игом суровейшего рабства, ставившего их наряду с животными бессловесными; но сии благородные усилия остались бесплодны. братской любви к побежденным, приявшим крещение, и кротости с обращаемыми в христианство; (Примеч. автора.)], вотще напоминали крестоносцам их обет кровь невинных лилась под мечом воинов и под бичами владельцев. Вооружаясь за священную правду, рыцари действовали по видам алчного своекорыстия или зверской прихоти. Старшины Ордена примером своим вливали соревнование в подчиненных; жестокость служила правом к возвышению, и Рорбах недаром был магистром. Однажды, в красный день осени, со стаей собак выехал он полевать в лугах и лесах соседних. Людная дворня толпилась вокруг его: доезжачие, вооруженные копьями, скакали на литовских конях, с гордостью грызущих непривычное им железо мундштука германского; стремянные, с ножами за поясом, вели на смычках любимых собак господина, и старый ловчий с звонким рогом за спиною, на крымском жеребце [Рыцари покупали коней наиболее у литовцев, а сии, имея стычки с крымцами, могли доставать лошадей крымской породы, особенно уважаемых за быструю скачку. (Примеч. автора.)], поодаль следовал за охотниками и каждому назначал место, когда гончие из острова выгонят зайца или поднимут серого волка или хитрую лисицу. Окрестным поселянам приказано было оставлять работы свои и спешить в лес, - чтобы криком выгонять робких его обитателей. - Вассалы рыцаря Вигберта фон Серрата не слушают твоих приказаний! - сказали магистру его посланцы, и магистр закипел гневом, поскакал к ослушникам, и бичи засвистели над их головами. - Остановись, Рорбах! - вскричал Вигберт, приближаясь к магистру. - Остановись! Я не велел им тебя слушаться. - Тем хуже для тебя, Серрат! - Но тем страннее, что ты наказываешь их за повиновение их владельцу. - Фон Вигберт, кажется, не в шутку вступается за этих бездельников. - Для меня нет там шуток, где страждет человечество. Неужто для одного наружного украшения начертали мы кровавый крест на груди своей? Крест - символ благости и терпения? - Терпения - для вассалов? Эти получеловеки служат, покуда у них рогатки на шее и страх над головою! Коротко и ясно, Вигберт, не у тебя первого, не у тебя последнего я это делаю: повинуйся... - Другие мне не указ. Пусть они подражают тебе, пусть тебя превосходят; я ставлю в честь быть защитником моих вассалов и не попущу угнетать их никому, ни для чего. Одному удивляюсь, магистр, что ты, избранный нами в блюстители правосудия, нарушаешь все его законы! - Рыцарь! я не прошу твоих советов, не хочу слушать выговоров; но ты обязан слушаться приказов магистра. - Верю, магистр, что ты не охотник до правды; но терпенье мое вырвалось из границ. Я молчал, когда ты тенетил серн в рощах моих, на моих заповедных лугах травил зайцев; но теперь, когда бог дает селянам погоду, а ты
Стр.1