Национальный цифровой ресурс Руконт - межотраслевая электронная библиотека (ЭБС) на базе технологии Контекстум (всего произведений: 472928)
Консорциум Контекстум Информационная технология сбора цифрового контента

Котик Летаев

0   0
Первый авторБелый Андрей
Страниц48
ID2694
АннотацияВ приложениях факсимильное отображение романа в виде многостраничного tif файла
Кому рекомендованоРоманы
Белый, А. Котик Летаев : Роман / А. Белый .— 1915 .— 48 с. — Проза

Предпросмотр (выдержки из произведения)

Я опять наливался старухой: наливается так дряблый зоб индюка - в ярко-красные пучности; протяжение, натяжение в окружающем, в глотающем, в лезущем - в суетном, в водоворотно-пустом - оказывалось: незримо-лежащим, припавшим, сосущим; стоило тебе тронуться, как оно, лежащее рядом и откровенно старушечье, - опрометью кидалося прочь; на мгновение становилось мне зримо: - будто таяла сама тьма огневыми прорезями: молнийный многоног огнерогими стаями распространялся и бегал в исколотой, черной тверди... - тогда вспыхивал ярый шар и... - в красный мир колесящих карбункулов распадались темноты... <...> . . . . . . . . . . Я не знаю, когда это было, но я... подсмотрел ее: у себя за спиной, когда она, описывая в пространстве дугу, рушилась мне прямо в спину: из ураганов красного мира, стреляя дождями карбункулов; выгнулась ее бело-каленая голова с жующим ртом в очень злыми глазами; я несся в пропасть; и надо мною утесами света и жара она ниспадала - мне в спину; и, ухвативши за спину, описывала со мною в пространствах,.. - колеса... <...> Предлиннейший гад, дядя Вася, мне выпалзывал сзади: змееногий, усатый, он потом перерезался; он одним куском к нам захаживал отобедать, а другой позже встретился: на обертке полезнейшей книжки "В_ы_м_е_р_ш_и_е ч_у_д_о_в_и_щ_а"; называется он "д_и_н_о_з_а_в_р"; говорят - о_н_и вымерли; еще я их встречал: в первых мигах сознания. <...> - Переходы, комнаты, коридоры напоминают нам наше тело, преобразуют нам наше тело; показуют нам наше тело; это - органы тела... вселенной, которой труп - нами видимый мир; мы с себя его сбросили: и вне нас он застыл; это кости прежних форм жизни, по которым мы ходим; нами видимый мир - труп далекого прошлого; мы к нему опускаемся из нашего настоящего бытия перерабатывать его формы; так входим в ворота рождения; переходы, комнаты, коридоры напоминают нам наше прошлое; прообразуют нам наше прошлое; это органы... прошлой жизни... - переходы, комнаты, коридоры, мне встающие в первых мигах сознания, переселяют меня <...>
Котик_Летаев.pdf
Андрей Белый Котик Летаев ---------------------------------------------------------------------------Белый Андрей. Старый Арбат: Повести.- М.: Моск. рабочий, 1989.(Литературная летопись Москвы). OCR Бычков М. Н. mailto:bmn@lib.ru ---------------------------------------------------------------------------Посвящаю повесть мою той, кто работала над нею вместе со мною - шепотом... - Знаешь, я думаю, - сказала - что вспоминаешь, когда - посвящаю Асе ее Наташа вспоминаешь, все вспоминаешь, до того довспоминаешься, что помнишь то, что было еще прежде, чем я была на свете... (Л. Толстой. "Война и мир". Том II) ПРЕДИСЛОВИЕ Здесь, на крутосекущей черте, - в прошлое я бросаю немые взоры... Мне - тридцать пять лет: самосознание разорвало мне мозг и и кинулось долгие в детство; я с разорванным мозгом смотрю, как дымятся мне клубы событий; как бегут они вспять... Прошлое протянуто в душу; на рубеже третьего года встаю пред собой; мы - друг с другом беседуем; мы - понимаем друг друга. Прошлый путь протянулся отчетливо: от ущелий первых младенческих лет до крутизн этого самосознающего мига; и от крутизн его до предсмертных ущелий - сбегает Грядущее; в них ледник изольется опять: водопадами чувств. Мысли этого мига тронутся мне вдогонку лавиной; и в снежном померкнет такое мне близкое, над головою висящее небо: изнемогу крутне я над пропастью; путь нисхождения страшен... Я стою здесь, в горах: так же я стоял, среди гор, убежав от далеких, от близких; и оставил в долине - себя самого, протянувшего людей; от руки... к далеким вершинам, где: - - каменистые пики грозились; вставали под небо; перекликались друг с другом; образовали огромную полифонию: творимого космоса; и тяжковесно, отвесно - громоздились громадины; в оскалы провалов вставали туманы; мертвенно реяли облака; и - проливались дожди; бегали издали быстрые линии пиков; пальцы пиков протягивались, лазурные многозубия истекали бледными ледниками, и нервные, бледные линии гребнились повсюду; жестикулировал и расставлялся рельеф; пенились, проливались потоки с огромных престолов; и говор громового голоса сопровождал меня всюду: по часам плясали в глазах на бегу: стены, сосны, потоки и пропасти, камни, кладбища, деревеньки, мосты; пурпур трепаных мхов кровянил все ландшафты; крутни мокрого пара стремительно выбегали в расколах громадин; и - падали: между водою и солнцем; обдавал танцующий пар; начинал хлестать мне в лицо; облако падало под ноги: в космы потока пряталась бурно бившая пена под молоком; но под ним все: - дрожало, рыдало, гремело, стенало и пробивалось в редеющем молоке теми же водными космами... Я стою здесь, в горах: и потоки все те же - - с на краю их старыми, деревянно резными домами подножной деревни и с колоколенькой; "клянчат" звонкие колокольца коров неугомонно и весело - в серо-черном, в обсвистанном, ветром облизанном мире, где бросаются сосны приступом на чистейшие ледники, чтоб... разбиться о стену; вот подбросилась последняя сосенка; и - повисла; вон бегущие ветры в ветвях разрешаются в свисты под черным ревом утесов; вон - гортанный фагот... меж утесами... углубляет ущелье под четкими, чистыми гранями серых громад; вдруг почудятся звуки оттуда: серебристых арфистов, цитристов; там - алмазится снег; там, оттуда - посмотрит тот с_а_м_ы_й (а к_т_о - т_ы н_е з_н_а_е_ш_ь); и - т_е_м с_а_м_ы_м в_з_г_л_я_д_о_м (каким - ты не знаешь) посмотрит, прорезав покровы природы; и - отдаваясь в душе: исконно-знакомым, заветнейшим, незабываемым никогда... Я стою здесь, в горах: меня ждет - нисхождение; путь нисхождения страшен... . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . Мысли этого мига тронутся мне вдогонку лавиной; и в снежном потускнеет такое мне близкое, над головою висящее небо: изнемогу пропастью. крутне я над Через тридцать пять лет уже вырвется у меня мое тело... . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . Восхождение - благодатно: в нем укрыт счет стремнинам; в воспоминании, как не бывшие, - они стоят: вот и вот. Здесь и здесь ты бывал: здесь и здесь. Как же ты не сорвался? В воспоминании сам с собой говорю: - здесь, на крутосекущей черте: - - "Под ногами все то, что когда-то болезненно из тебя вырастало и что было тобою; - "что мертвым камнем отваливалось и твердилось утесами... - "Природа, тебя обстающая, - ты; среди ее угрюмых ущелий ты мне виден, младенец... - "Ты, как я: ты - еси; мы друг в друге - узнали друг друга: все, что было, что есть и что будет, оно - между нами: самосознание - в объятиях наших..." . . . . . . . . . . Самосознание, как младенец во мне, широко открыло глаза и сломало все - до первой вспышки сознания; сломан лед: слов, понятий и смыслов; многообразие рассудочных истин проросло и охвачено ритмами; архитектоника ритмов осмыслилась и отряхнула былые мне смыслы, как мертвые листья; смысл есть жизнь: м_о_я ж_и_з_н_ь; она - в ритме годин: в жестикуляции, в мимике мимо летящих событий; слово - мимика, танец, улыбка. Понятия - водометные капли: в непеременном кипении, в смыслов они, поднимающем радугу из них встающего мира; объяснение - радуга; в танце смыслов - она: в танце слов; в смысле, в слове, как в капле, - нет радуги... . . . . . . . . . . Самосознание, как младенец во мне, широко открыло глаза. Вижу там: пережитое - пережито мной; только мной; сознание сместись оно, осиль оно тридцатидвухлетие это, - в точке этого мига детства; и мы - обнимаемся: - "Здравствуй, ты, странное!" 1915 г. Октябрь Гошенен - Амстэг - Глион - С. Морис ГЛАВА ПЕРВАЯ БРЕДОВЫЙ ЛАБИРИНТ детства, - детство узнало б себя: с самосознанием оно слито; падает все между ними; листопадами носятся смыслы слов: они отвалились от древа: и невнятица слов вкруг меня - шелестит и порхает; смыслы их я отверг; передо мной - первое сознание обсевшими церковною преломлении
Стр.1