Национальный цифровой ресурс Руконт - межотраслевая электронная библиотека (ЭБС) на базе технологии Контекстум (всего произведений: 472839)
Консорциум Контекстум Информационная технология сбора цифрового контента

Кубок метелей

0   0
Первый авторБелый Андрей
Страниц87
ID2686
АннотацияЧетвертая симфония
Кому рекомендованоСимфонии
Белый, А. Кубок метелей : Повесть / А. Белый .— 1907 .— 87 с. — Проза

Предпросмотр (выдержки из произведения)

Автор 1907 год, Москва ЧАСТЬ ПЕРВАЯ СНЕЖНАЯ ЛАПА МЕТЕЛЬ Метель выдувала с крыш бледные вихри. <...> А за ним вставал у окна белый мертвец. <...> Белый мертвец, сочась с кладбища, неизменно стучал под окном. <...> Толпы учащихся, с лекций выбегая, дробились вдоль улиц, бросали в метель свои книжные знания, глупели и оснежались. <...> Кто-то, все тот же, кутила и пьяница, осыпал руки лакея серебряными, ледяными рублями: все проструилось в метель из его кошелька, и метельные деньги блистали у фонарей. <...> БАРХАТНАЯ ЛАПА Адам Петрович спешил по спешному делу. <...> Знакомые абрисы домов, заборы, и белые стены, и повороты кривых улиц -- давно он узнал ваши тайные взывания к нему. <...> Вкрадчивой, тигровой улыбкой из-под золотой, как горсть спелых колосьев, бородки улыбался Адам Петрович, из-под темных полей шляпы в неба бархат синий-синий взоры его летели удивленно, призывно, томительно. <...> Стенающий вздох -- облак снега -- взвила пурга: снег -- снег, бичуя холодом, просребрил. <...> На нем сидел метельный всадник -- вечно-белый и странный. <...> Адам Петрович, ища разгадки, пришёл к мистику-анархисту: словами заткали его, точно громадными полотнами. <...> Бледный ток метущий оседал мягко: как снег, в сердца декадентов; их слова зацветали стразами и отгорали. <...> Кто-то, милый, снял с кипарисного древа, нежно поцеловал и бросил под ноги горсти гвоздей. <...> Он сонно ахнул, и ланиты его точно блекли, точно отгорали. <...> Кротко столкнул в пасть небытия и бросил под ноги горсть бриллиантов. <...> Белый бархат мягко хрустел у его ног: горсти бриллиантов и расцветали, и отгорали. <...> .." Нежно поцеловал и бросил под ноги горсть бриллиантов. <...> Стаи брызнувших мошек ослепительно понеслиеь из-под ног на белом бархате снега. <...> Хрупкие кружева, под окошком шатаясь, взбивала пурга, кружева разрывала, в окна стучала. <...> Виолончель безответно вздохнула: шелест скрипок повис, точно лет снежной пены, точно пенных в небе ток лебедей от брызнувших в воздух и размешанных с ночью <...>
Кубок_метелей.pdf
Андрей Белый Кубок метелей Четвертая симфония Белый Андрей. Старый Арбат: Повести.-- М.: Моск. рабочий, 1989.-- (Литературная летопись Москвы). OCR Бычков М. Н. С глубоким уважением посвящает автор книгу Николаю Карловичу Метнеру, внушившему тему симфонии, и Дорогому другу Зинаиде Николаевне Гиппиус, разрешившей эту тему ВМЕСТО ПРЕДИСЛОВИЯ Оканчивая свою "Четвертую Симфонию", я нахожусь в некотором недоумении. Кто ее будет читать? Кому она нужна? Я работал над ней долго, я старался но возможности точнее обрисовать некоторые переживания, подстилающие, так сказать, фон обыденной жизни и, по существу, невоплотимые в образах. Эти переживания, облеченные в форму повторяющихся тем, проходящих сквозь всю "Симфонию", представлены как бы в увеличительном стекле. Тут я встретился с двумя родами недоумений. Следует ли при выборе образа переживанию, по существу невоплотимому в образ, руководствоваться красотой самого образа или точностью его (т. е. чтобы образ вмещал возможный максимум переживания)? Вместе с тем как совместить внутреннюю связь невоплотимых в образ переживаний (я бы сказал, мистических) со связью образов? Передо мною обозначилось два пути: путь искусства и путь анализа самих переживаний, разложения их на составные части. Я избрал второй путь, и потому-то недоумеваю,-- есть ли предлагаемая "Симфония" художественное произведение или документ состояния сознания современной души, быть может, любопытный для будущего психолога? Это касается субстанции самой "Симфонии". Что же касается способа письма, то и здесь я недоумеваю. Меня интересовал конструктивный механизм той смутно сознаваемой формы, которой были написаны предыдущие мои "Симфонии": там конструкция сама собой напрашивалась, и отчетливого представления о том, чем должна быть "Симфония" в литературе, у меня не было. В предлагаемой "Симфонии" я более всего старался быть точным в экспозиции тем, в их контрапункте, соединении и т. д. В моей "Симфонии", собственно, две группы тем: первую группу составляют темы I-й части; все они, отличаясь друг от друга построением фраз, имеют, однако, внутреннее родство. Вторую группу тем образуют темы II части, которые по конструкции, в сущности, составляют одну тему, изложенную в главе "Зацветающий ветр". Эта тема развивается в трех направлениях. Одно ее направление (тема "а", как я ее привык называть) более
Стр.1