Национальный цифровой ресурс Руконт - межотраслевая электронная библиотека (ЭБС) на базе технологии Контекстум (всего произведений: 472746)
Консорциум Контекстум Информационная технология сбора цифрового контента

Время воробьиной любви (90,00 руб.)

0   0
Первый авторПетрова Светлана Васильевна
Страниц25
ID261
АннотацияКак всегда у С. Петровой, ее герои - это простые люди, наши знакомые, со своими бедами, горестями, радостями, обретениями и потерями. Чистый, образный язык, емкие образы, увлекательный сюжет позволят читателю получить истинное наслаждение от общения с этим произведением.
Кому рекомендованоДля широкого круга читателей.
Петрова, С.В. Время воробьиной любви / С.В. Петрова .— 25 с.

Предпросмотр (выдержки из произведения)

Светлана Петрова ВРЕМЯ ВОРОБЬИНОЙ ЛЮБВИ ... Я унесла Пиньку далеко в сопки и там похоронила, поливая крошечное тельце легкими детскими слезами. <...> В З8-м мама спорола с рукавов его кителя четыре средние золотые нашивки и пришила одну широкую - капитан 1 ранга. <...> До сих пор 1 помню ощущение накатанного, твердого, как рафинад, снега под полозьями, запах свежести, от которого щиплет ноздри, и свист ветра в ушах. <...> Дети до изнеможения взбегали на сопку "елочкой" или "лесенкой", потом скатывались вниз, а моя строгая мама, опасаясь простуды, требовала, чтобы я приходила домой "сухая" и, не веря на слово, щупала рукой мою спину, залезая под рубашку. <...> В Доме флота Полярного давала детям уроки музыки выпускница Варшавской консерватории Анна Ивановна Максимчук, замечательная женщина с трудной судьбой. <...> Анна Ивановна поселилась в маленьком тихом Старом Осколе и, окруженная сыновней заботой, дожила до глубокой старости. <...> Моя мама воодушевленная этими успехами, мечтая, чтобы я стала пианисткой, собрала денег и заказала в Ленинграде пианино. <...> Однако вскоре я совершенно охладела к серьезным занятиям музыкой. <...> Но покупка состоялась, и мама катила ее домой, а я держалась за раму, не веря в свое счастье. <...> Я любила его так же пылко, как потом будет любить меня Пинька. <...> Но чаще всего отец задерживался, и я уже спала, а если нет, он закутывал меня в одеяло конвертиком и, под нарочито возмущенные мамины возгласы, нес в большую комнату ужинать. <...> Жизнь устроена неудобно и нерационально: большая ее часть состоит из добывания, приготовления и поглощения пищи, а также избавления от продуктов жизнедеятельности. <...> Кстати, отец никогда не придавал еде культового значения и редко хвалил мамины изыски, возможно по причине хронической болезни желудка. <...> Папино детство прошло без классической детской литературы, и Ершова и Андерсена я открывала для себя <...>
ВРЕМЯ ВОРОБЬИНОЙ ЛЮБВИ.pdf
Светлана Петрова ВРЕМЯ ВОРОБЬИНОЙ ЛЮБВИ ... Я унесла Пиньку далеко в сопки и там похоронила, поливая крошечное тельце легкими детскими слезами. Это было первое настоящее горе в моей жизни. Оно отделило часть, называвшуюся "довоенным детством" и "эвакуацией", от остальной, в которой будет еще много печальных рубежей. По малости лет я не осознавала, что беззаветная и ничем не омраченная эра любви к отцу, больше похожей на поклонение святому, тоже закончилась. История нашей с Пинькой любви не будет понятной до конца или, во всяком случае, не наполнится тем смыслом, который она имела для меня, если не рассказать о том времени и тех людях. Только время придает вкус и цвет воспоминаниям. 1 Мой отец, морской офицер, а тогда красный командир, служил на Северном флоте с самого его основания. В 1933 году с первыми военными кораблями он пришел из Кронштадта в Кольский залив. В З8-м мама спорола с рукавов его кителя четыре средние золотые нашивки и пришила одну широкую - капитан 1 ранга. Из довоенного времени, прожитого на военно-морской базе в Полярном, запомнилось не слишком много: к роковому дню фашистского нашествия мне минуло всего семь лет. Мое дошкольное детство было счастливым, полным простых удовольствий. Основное - катание на лыжах и санях, изо дня в день, в течение всей зимы, которая за шестьдесят девятой параллелью, согласно местной частушке, никогда не кончается: Полярное, Полярное, веселая планета: Двенадцать месяцев зима, а остальное - лето. В десяти шагах от нашего подъезда начинались сопки, здесь целый день возилась детвора из двух привилегированных домов - единственно кирпичных во всем поселке, не считая школы и штаба флота. В снегу, на склонах, выкапывались крутые ступенитрамплины, и наивысшей доблестью считалось скольжение на санках лицом вниз - если не уметь виртуозно тормозить руками, можно разбить подбородок или с размаху удариться о стену дома. Проехать мимо и того хуже: за домом - скальный десятиметровый обрыв. Особым шиком была езда с горы стоя, на выступающих сзади полозьях так называемых финских саней, похожих на кресло-качалку. Дети становились на лыжи, как только начинали ходить, а в темное время лыжами и даже санями стыдливо баловались взрослые. Скоростным спуском, да еще с разными выкрутасами, вроде кульбитов в воздухе, ребятня владела в совершенстве, соревнуясь и хвастаясь друг перед другом. Причем лыжные крепления у большинства были мягкие, кожаные, надевали их прямо на валенки и туго подкручивали палочками. Как сейчас, вижу короткие и широкие обшарпанные лыжи грязно-желтого цвета, чрезвычайно устойчивые и удобные для разворота на 180 градусов. Не знаю, откуда они у меня взялись, кажется, достались по наследству от кого-то, кто уже откатал свое детство. Лихо, без палок, балансируя руками, я взлетала над трамплинами. До сих пор 1
Стр.1