Национальный цифровой ресурс Руконт - межотраслевая электронная библиотека (ЭБС) на базе технологии Контекстум (всего произведений: 474723)
Консорциум Контекстум Информационная технология сбора цифрового контента

"Пятницы Полонского и ""Пятницы Случевского"""

0   0
Первый авторБарятинский Владимир Владимирович
Страниц4
ID2150
Аннотация"Из серии воспоминаний ""Догоревшие огни"""
Кому рекомендованоМемуары
Барятинский, В.В. "Пятницы Полонского и ""Пятницы Случевского""" : Очерк / В.В. Барятинский .— 1941 .— 4 с. — Мемуары

Предпросмотр (выдержки из произведения)

Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис» Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис» Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис» Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис» . <...>
Пятницы_Полонского_и_Пятницы_Случевского.pdf
Владимир Барятинский "Пятницы Полонского" и "Пятницы Случевского" Из серии воспоминаний "Догоревшие огни" Воспоминания о серебряном веке. Сост., авт. предисл. и коммент. Вадим Крейд. М.: Республика, 1993. OCR Ловецкая Т.Ю. В доме Я. П. Полонского на Знаменской улице по пятницам бывали очень симпатичные вечеринки. Собиралось довольно много гостей вокруг большого чайного стола, и беседы велись на всевозможные темы. Престарелый поэт принимал живейшее участие в этих беседах. Говорил он слегка нараспев и в нос, что придавало его речи некоторую торжественность, усугублявшуюся его внешностью библейского патриарха. Его супруга, Жозефина Антоновна (она была его второй женой и значительно моложе его), мастерски справлялась с ролью хозяйки, бдительно следя за тем, чтобы никому не было скучно и чтоб все "угощались". Впрочем, никому никогда и не бывало скучно, потому что в доме Полонских всегда царило самое радушное настроение. Вечеринки эти -- или приемы -- не носили характера "литературного". Собирались просто знакомые поэта и его семьи; иногда, впрочем, читали стихи. После смерти Якова Петровича1 его вдова и сын, при участии нескольких приятелей -- в числе которых и я имел честь находиться,-- основали, в память поэта, кружок под названием "Пятницы Полонского". Собрания происходили, конечно, по пятницам, в помещении, теперь не помню, какому-то предприятию принадлежавшем (кажется, одной из крупных фортепианных фирм), в большом доме на углу Невского проспекта и Морской улицы. Число членов кружка быстро разрослось. Собирались, выпить чая, слегка закусить и прослушать всегда интересную музыкально-вокальную и литературную программу, над составлением которой усердно работал сын покойного поэта, милейший Борис Яковлевич Полонский. Артисты и чтецы всегда охотно отзывались на приглашение принять участие в программе, и успех "Пятниц Полонского" все возрастал. Но опять-таки собрания эти не носили характера профессионально-литературного, а являлись лишь воспроизведением -- в более широком масштабе -- вечеринок, устраивавшихся при жизни поэта в его доме. Но параллельно с этим кружком возник вскоре еще другой, преследовавший иные задания и связанный с памятью Полонского лишь тем обстоятельством, что собрания его происходили тоже по пятницам. После смерти Полонского старейшим русским поэтом явился К. К. Случевский 2, который и возымел мысль, в память своего покойного собрата, устраивать -- так сказать, в порядке преемственности -- у себя на дому собрания по пятницам. Собрания эти скоро стали известны в литературном мире под наименованием "Пятниц Случевского". Попасть в члены этого кружка можно было только после строгой баллотировки, и к тому же непременным условием вменялась принадлежность, или хотя бы причастность, к поэтической или стихотворной области литературы, если можно так выразиться. Я никогда не был поэтом, ни даже простым "рифмоплетом", но более или менее владел стихом, перевел две или три пьесы в стихах с французского языка на русский, а целый ряд русских стихотворений на французский (некоторые из этих переводов были напечатаны в свое время в "Nouvelle Revue", журнале, издававшемся известной Madame Adam, поныне еше здравствующей и доживающей десятый десяток лет со дня своего рождения). При добром отношении ко мне со стороны как самого Случевского, так и некоторых членов его кружка я был принят в кружок, несмотря на мои определенно ничтожные заслуги перед русской поэзией. На таких же, хотя и гораздо менее шатких, основаниях был избран и Ф. Ф. Фидлер 3, друг всех русских писателей, от самых маститых до самых заурядных журналистов. Преподаватель немецкого языка в нескольких учебных заведениях, между прочим, в Екатерининском институте, он с редким талантом переводил на немецкий язык произведения чуть ли не всех русских поэтов -- до Кольцова и Никитина включительно, и переводы его охотно издавала известная германская фирма "Universal Reclams
Стр.1

Облако ключевых слов *


* - вычисляется автоматически