Национальный цифровой ресурс Руконт - межотраслевая электронная библиотека (ЭБС) на базе технологии Контекстум (всего произведений: 474748)
Консорциум Контекстум Информационная технология сбора цифрового контента

Трудность

0   0
Первый авторБальмонт Константин Дмитриевич
Страниц3
ID2081
Кому рекомендованоПроза
Бальмонт, К.Д. Трудность : Очерк / К.Д. Бальмонт .— 1921 .— 3 с. — Проза

Предпросмотр (выдержки из произведения)

Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис» Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис» Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис» . <...>
Трудность.pdf
К. Бальмонт Трудность Воля России. 1921. 10 апр. No 174. С. 4--5. Русская литература, No 3, 2004 OCR Бычков М.Н. Иисус сказал: Не запрещайте ему... Евангелие от Марка, гл. 9: 39 В доме старинного моего друга я встретился недавно с П. Б. Струве, которого не видал очень давно. После первых слов, при таких обстоятельствах -- для каждого благовоспитанного человека обязательных, Струве удостоил меня снисходительно-небрежным упреком: "А вы все еще пишете политические гимны!" Он разумел мои стихи "Песня Рабочего Молота", не так давно напечатанные в газете "Воля России". -- "Политические гимны? -- воскликнул я почти обиженно. -- Восхваление в стихах всех ликов человеческого труда разве есть политика?" Реплики кончились, и разговор перешел на другую тему. Этот маленький случай возбуждает во мне много мыслей, и о некоторых мне хочется сказать. Я думаю, слова мои представят некоторый общий интерес, хотя они будут чисто личного свойства. В "Песне Рабочего Молота", которая слишком длинна, чтоб сейчас приводить ее, есть такие строки: Услышьте все, кто жив и молод: Свободный труд -- как изумруд. Я в пляске, я рабочий молот, Во мне столетия поют, Плясал я весело и звонко, Любил огонь вдыхать и пить, Сковал игрушку для ребенка, Венец, чтобы его разбить. Я бунт, я взрыв, я тот, который Разрушил смехом слепоту, Пряду из зарева уборы, Хватаю звезды на лету. Гранит высоких скал расколот, Я ходы вырыл в глубине, Я сердце мира, слушай молот, Я кровь, я жизнь, будь верен мне. Я нарочно взял не те строфы, где от Рабочего Молота я говорю: "Когда мотыги я и плуги" или "Серпы я выковал и косы". Нет, я взял несколько таких строф, которые можно заподозрить, и вопрошаю тех, кто чувствует поэзию, много ли политики в моих строках. Я думаю, ее вовсе нет, в том смысле, как хотят люди подозрительные. Я думаю, что она есть в ином смысле, о котором скажу в конце. Сейчас мне хочется рассказать другой маленький случай. Это было прошлую зиму в Москве. Один мой друг, поэт, имевший самые разнообразные знакомства, предупредил меня, что я на днях буду арестован чрезвычайкой. Так ему сказали осведомленные. Ну что ж, я этого ждал не раз. Я не однажды на публичных выступлениях заявлял, что Россию сейчас держат за горло кровавые руки и что никакое творчество немыслимо там, где не любят работать и любят убивать. Действительно, через неделю после этого я получил повестку, приглашающую меня явиться для дачи показаний на Лубянку. Слова "на Лубянку", возбуждая ощущения черного и красного цвета, звучат в ушах каждого москвича совсем особой музыкой. Но страха не было, да притом ничего страшного не произошло. Совсем напротив.
Стр.1

Облако ключевых слов *


* - вычисляется автоматически