Национальный цифровой ресурс Руконт - межотраслевая электронная библиотека (ЭБС) на базе технологии Контекстум (всего произведений: 474340)
Консорциум Контекстум Информационная технология сбора цифрового контента

Чистокровный юморист

0   0
Первый авторГорелов Павел
Страниц4
ID1952
АннотацияОб авторе (Аверченко Аркадий Тимофеевич).
Кому рекомендованоОб авторе
Горелов, П. Чистокровный юморист : Статья / П. Горелов .— 1990 .— 4 с. — Критика

Предпросмотр (выдержки из произведения)

Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис» Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис» Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис» Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис» . <...>
Чистокровный_юморист.pdf
Павел Горелов Чистокровный юморист ------------------------------------------------------------------Аверченко Аркадий Тимофеевич. Рассказы. Сост. П.Горелов. --М.: Молодая гвардия, 1990 Ocr Longsoft http://ocr.krossw.ru, сентябрь 2006 ------------------------------------------------------------------"Когда я начинаю думать о старой, канувшей в вечность России -- писал Аркадий Тимофеевич Аверченко в 1921 году, -- то меня больше всего умиляет одна вещь: до чего это была богатая, изобильная, роскошная страна, если последних три года повального, всеобщего, равного, тайного и явного грабежа все-таки не могут истощить всех накопленных старой Россией богатств". Как мы теперь знаем, повальный, всеобщий, равный, явный и тайный грабеж продолжался не "три года" (если вообще доверчиво считать, что он уже кончился), и пора бы нам всем поскорее понять, что богатства, накопленные Россией, в конце концов, по беспредельны. Аверченко считал, что "старая Россия" оказалась разбитой вдребезги. Для будущего от нее остались, мол, одни осколки -- "осколки разбитого вдребезги". Что ж, ему, разумеется, было виднее, ведь он в отличие от нас жил в этой старой России. Но к сказанному им хотелось бы сделать одно уточнение: видимо, безвозвратно ушло в прошлое только то, что неразрывно связывало себя в истории с временным определением -- "старая", а всему, что входит в вечное существительное -- "Россия", хочется верить, еще предстоит возрождение. * * * "Еще за пятнадцать минут до рождения я не знал, что появлюсь на белый свет. Это само по себе пустячное указание я делаю лишь потому, что желаю опередить на четверть часа всех других замечательных людей, жизнь которых с утомительным однообразием описывалась непременно с момента рождения". Так в 1910 году в сборнике "Веселые устрицы" начал изложение своей биографии Аркадий Аверченко. Если пренебречь точными указаниями часовой и минутной стрелок, то родился он 18 марта 1881 года в городе Севастополе. Знакомя читателей со своей биографией, Аверченко любил деликатно указывать им еще и на тот факт, что в день его появления на свет звонили в колокола и вообще было народное ликование. Правда, злые языки связывали это ликование с каким-то большим религиозным праздником. "...Но я, -- искренне удивлялся юморист, -- до сих нор не понимаю, при чем здесь еще какой-то праздник?" Материальное благополучие не грозило семье будущего писателя. Незадачливый предприниматель Аверченко-старший не обращал на сына никакого внимания, так как -- по свидетельству последнего -- по горло был занят своими собственными хлопотами и планами: каким бы образом поскорее разориться? "Это было мечтой его жизни, и нужно отдать ему полную справедливость -- добрый старик достиг своих стремлений самым добросовестным способом. Он это делал при соучастии целой плеяды воров, которые обворовывали его магазин, покупателей, которые брали исключительно и планомерно в долг, и -- пожаров, испепелявших те из отцовских товаров, которые не были растащены ворами и покупателями". Видимо, нет ничего удивительного в том, что уже с пятнадцати лет Аверченко-сын вынужден был определиться на службу -- младшим писцом в транспортной конторе по перевозке кладей. Он прослужил там недолго и в 1897 году -- шестнадцати лет -- уехал из родного Севастополя в поселок Исаевский, на каменноугольные рудники. "Это было для меня наименее подходящим, -- вспоминал он впоследствии, -- и потому, вероятно, я и очутился там по совету своего опытного в житейских передрягах отца... Это был самый грязный и глухой рудник в свете. Между осенью и другими временами года разница заключалась лишь в том, что осенью грязь там была выше колен, а в другое время -- ниже". Шутки шутками, но читать воспоминания Аверченко, как, впрочем, и лучшие из его
Стр.1

Облако ключевых слов *


* - вычисляется автоматически