Национальный цифровой ресурс Руконт - межотраслевая электронная библиотека (ЭБС) на базе технологии Контекстум (всего произведений: 474340)
Консорциум Контекстум Информационная технология сбора цифрового контента

Голубой цветок

0   0
Первый авторАуслендер Сергей Абрамович
Страниц1
ID1912
Аннотация(Лекция Вячеслава Иванова 23 ноября)
Кому рекомендованоКритика и публицистика
Ауслендер, С.А. Голубой цветок : Статья / С.А. Ауслендер .— 1909 .— 1 с. — Критика

Предпросмотр (выдержки из произведения)

Голубой ЦвЪтокь (Лекцйя Вячеслава Иванова 23 ноября) “Аполлонь“, N0 3, 1909 OCR Бычков М. Н. <...> Иногда вдругь вспоминается одно имя, одно слово изь прошедшихь вЪковь, И сначала смутно, а потомь все яснЪе И яснЪе начинаешь понимать, что именно это слово, это имя являются для нась очень нужными, очень близкими. <...> Романтиковь томила память о “Голубомь ЦвЪткЪ“, какь о чемь-то желанномь, несбыточномь и прекрасномь. <...> Не наступило ли для нась уже время томиться той же мечтой, что уже увлекала поэтовь и мудрецовь столЪтйе тому назадь? <...> У Шпильгагена найдемь мы слова о “Голубомь ЦвЪткЪ“ приблизительно так1я: “Синйй ЦвЪтокь никто никогда не видЪль, но имь благоухаеть вся земля, которую глупые люди воспЪвають вь стихахь и прозЪ, а тысячи мечтають о томь же молча“. <...> Но не только красивая томная печаль о невозможномь, печаль, послужившая могучимь стимуломь для творчества многих , -- “Голубой ЦвЪтокь“ у Новалиса. <...> Вь вЪкахь теряется происхожденйе этого символа, но у всЪхь позднЪйшихь мистиковь встрЪчаемь мы голубой цвЪть, какь символь Души мйра, имЪющйй свой корень вь мистическомь опытЪ (это доказывается многими мЪстами изь поэз1и Влад. <...> Культь М1ровой Души, понятый какь ВЪчная Женственность, характерень и для современныхь поэтовь. <...> Даже оть религтозныхь переживан1й возникаеть этоть образь, окрашенный религйознымь свЪтомь (Альдонса и ДульЦинея Сологуба). <...> Какь же не вспомнить намь о НовалисЪ, который упредиль Гете и на рыЦарскомь шлемЪ поэта носить только голубые ЦвЪта своей ВЪчной Дамы? <...> Новались должень быть дорогь намь, какь первый предтеча послЪдняго проникновенйя вь тайну М1ровой Души. <...> Вь немь первая возможность новаго христтанскаго поэта, вЪрнаго ДЪвЪ и Святому Духу. <...> Но вь немь должны мы чтить не только носителя великой идеи, но и одного изь крупнЪйшихь поэтовь. <...> Этими словами Гете почтиль вь немь младенческую ясность вдохновен1я, соединенную сь ясностью и глубиною ген1альнаго мыслителя. <...> Самая жизнь Новалиса, изь которой <...>
Голубой_цветок.pdf
Голубой цвѣтокъ (Лекція Вячеслава Иванова 23 ноября) "Аполлонъ", No 3, 1909 OCR Бычков М. Н. Иногда вдругъ вспоминается одно имя, одно слово изъ прошедшихъ вѣковъ, и сначала смутно, а потомъ все яснѣе и яснѣе начинаешь понимать, что именно это слово, это имя являются для насъ очень нужными, очень близкими. Романтиковъ томила память о "Голубомъ Цвѣткѣ", какъ о чемъ-то желанномъ, несбыточномъ и прекрасномъ. Не наступило ли для насъ уже время томиться той же мечтой, что уже увлекала поэтовъ и мудрецовъ столѣтіе тому назадъ? У Шпильгагена найдемъ мы слова о "Голубомъ Цвѣткѣ" приблизительно такія: "Синій цвѣтокъ никто никогда не видѣлъ, но имъ благоухаетъ вся земля, которую глупые люди воспѣваютъ въ стихахъ и прозѣ, а тысячи мечтаютъ о томъ же молча". Но не только красивая томная печаль о невозможномъ, печаль, послужившая могучимъ стимуломъ для творчества многихъ, -- "Голубой Цвѣтокъ" у Новалиса. Для него это уже точный мистическій символъ, скрывающій за собой цѣлую религіозную систему. Въ вѣкахъ теряется происхожденіе этого символа, но у всѣхъ позднѣйшихъ мистиковъ встрѣчаемъ мы голубой цвѣтъ, какъ символъ Души міра, имѣющій свой корень въ мистическомъ опытѣ (это доказывается многими мѣстами изъ поэзіи Влад. Соловьева, особенно Тремя Свиданіями). Культъ Міровой Души, понятый какъ Вѣчная Женственность, характеренъ и для современныхъ поэтовъ. Даже отъ религіозныхъ переживаній возникаетъ этотъ образъ, окрашенный религіознымъ свѣтомъ (Альдонса и Дульцинея Сологуба). Какъ же не вспомнить намъ о Новалисѣ, который упредилъ Гете и на рыцарскомъ шлемѣ поэта носитъ только голубые цвѣта своей Вѣчной Дамы? Святая Дѣва-Марія покровительствовала поэзіи среднихъ вѣковъ, но Ренесансъ, провозгласившій индивидуализмъ, суровая реформація измѣнили мадоннѣ, забывая, что идея Вѣчной Женственности является необходимымъ условіемъ для расцвѣта лирической поэзіи и несетъ желанный синтезъ между христіанствомъ и красотой. Новалисъ долженъ быть дорогъ намъ, какъ первый предтеча послѣдняго проникновенія въ тайну Міровой Души. Въ немъ первая возможность новаго христіанскаго поэта, вѣрнаго Дѣвѣ и Святому Духу. Но въ немъ должны мы чтить не только носителя великой идеи, но и одного изъ крупнѣйшихъ поэтовъ. Гете сказалъ про него: "Онъ не былъ императоромъ, но могъ бы имъ быть". Этими словами Гете почтилъ въ немъ младенческую ясность вдохновенія, соединенную съ ясностью и глубиною геніальнаго мыслителя. Самая жизнь Новалиса, изъ которой романтики создали сладостную легенду-житіе, своей свѣтлой гармоніей со всѣмъ его творчествомъ, звенитъ какъ тихое журчаніе ручья. Дѣтство съ глухимъ романтическимъ замкомъ; веселый дѣтскій нравъ; любовь къ Софіи фонъКюние, полудѣтская любовь къ веселой дѣвочкѣ, кончившаяся смертью Софіи на 14 году ея жизни. . Послѣ смерти невѣсты его свѣтлая печаль, съ которой онъ жилъ еще четыре года, твердо сказавъ себѣ, что онъ умретъ не отъ яда или пули, а отъ твердаго желанія не жить,-- сонъ въ одно ясное утро подъ музыку въ сосѣдней комнатѣ, перешедшій въ смерть, -- любовь къ Софіи, къ той умершей дѣвочкѣ, -- въ послѣдніе годы его жизни переходитъ въ живую любовь къ Софіи-Мудрости, соединенной въ вѣчный бракъ съ Христомъ. И для Новалиса это пророчество апокалипсиса о женѣ, облеченной въ солнцѣ, является совершенно возможнымъ и близкимъ: это пришествіе третьяго царства въ душахъ людей. Свое міросозерцаніе Новалисъ называетъ "магическимъ" идеализмомъ, которое своеобразно преломляется съ мистическимъ реализмомъ. Когда Вячеславъ Ивановъ читалъ духовные стихи и "гимны къ ночи" въ своихъ достигающихъ высшей степени перевоплощенія одного поэта въ тайну творчества другого переводахъ, казалось, что уже съ нами этотъ странный, быть можетъ, не всѣмъ понятный юноша, почти мальчикъ, съ блѣднымъ лицомъ, съ опускающимися на лобъ волосами, съ нѣжными губами, съ привѣтливымъ и печальнымъ взглядомъ. И расцвѣталъ таинственный "Голубой Цвѣтокъ" въ этихъ неожиданныхъ вдохновенно-импровизованныхь словахъ о потерянномъ въ Столѣтіяхъ и вновь найденномъ, нужномъ и близкомъ намъ Новалисѣ. Серг й Ауслендеръ. ѣ
Стр.1

Облако ключевых слов *


* - вычисляется автоматически