Национальный цифровой ресурс Руконт - межотраслевая электронная библиотека (ЭБС) на базе технологии Контекстум (всего произведений: 474748)
Консорциум Контекстум Информационная технология сбора цифрового контента

"О переводах романа Теккерея ""Vanity Fair"" в ""Отечественных записках"" и ""Cовременнике"""

0   0
Первый авторВведенский Иринарх Иванович
Страниц8
ID12639
Кому рекомендованоКритика
Введенский, И.И. "О переводах романа Теккерея ""Vanity Fair"" в ""Отечественных записках"" и ""Cовременнике""" : Статья / И.И. Введенский .— 1851 .— 8 с. — Критика

Предпросмотр (выдержки из произведения)

Иринарх Иванович Введенский О переводах романа Теккерея "Vanity Fair" в "Отечественных записках" и "Современнике" Русские писатели о переводе: XVIII-XX вв. <...> Переводческая деятельность Введенского развернулась в основном в конце 1840-х -- начале 1850-х годов, когда он перевел романы "Домби и сын" (1847--1848), "Замогильные записки Пикквикского клуба" (1849--1850), "Давид Копперфильд" (1851) Диккенса, "Дирслейер" ("Зверобой") Купера (1848), "Дженни Эйр" Шарлотты Бронте (1849), "Базар житейской суеты" Теккерея (1850), "Опекун" Нортона <...> Переводы Введенского блестяще воспроизводили стиль подлинника, его интонацию и ритм. <...> Несмотря на критику со стороны современных ему журналов, а также последующих переводчиков Диккенса (Ранцова и др.), переводы Введенского пользовались огромной популярностью у читателей и переиздавались вплоть до революции. <...> Диккенс приобрел широкую известность в России главным образом благодаря переводам Введенского. <...> Однако вольное обращение переводчика с подлинником, многочисленные добавления и русизмы, которые он вводил в произведения иностранных авторов, делают его переводы устаревшими в наше время. <...> Свои переводческие принципы Введенский изложил в статье, написанной в форме письма к редактору "Отечественных записок" (1851). <...> В восьмой книжке "Современника" на нынешний год, в отделе библиографии, я прочел, не без некоторого изумления, довольно длинную статью, направленную против моего перевода Теккереева романа "Базар житейской суеты". <...> 1 Статья эта, написанная под влиянием чувства, проникнутого в высшей степени studio et ira, {<страстью и гневом (лат.).>} не может заслуживать серьезного внимания со стороны ученой критики, руководствующейся исключительно принципом истины и строгих логических оснований; однако ж, не имея никакого права пренебрегать мнениями журнала, называющего себя по преимуществу литературным, я считаю обязанностью отвечать на эту статью, как потому, что в ней <...>
О_переводах_романа_Теккерея_Vanity_Fair_в_Отечественных_записках_и_Cовременнике.pdf
Иринарх Иванович Введенский О переводах романа Теккерея "Vanity Fair" в "Отечественных записках" и "Современнике" Русские писатели о переводе: XVIII-XX вв. Под ред.Ю. Д. Левина и А. Ф. Федорова. Л., "Советский писатель", 1960. OCR Бычков М. Н. И. И. Введенский -- переводчик, литератор и педагог. В 1840-х годах вокруг него группировался кружок петербургской интеллигенции, идейно близкой петрашевцам. Переводческая деятельность Введенского развернулась в основном в конце 1840-х -- начале 1850-х годов, когда он перевел романы "Домби и сын" (1847--1848), "Замогильные записки Пикквикского клуба" (1849--1850), "Давид Копперфильд" (1851) Диккенса, "Дирслейер" ("Зверобой") Купера (1848), "Дженни Эйр" Шарлотты Бронте (1849), "Базар житейской суеты" Теккерея (1850), "Опекун" Нортона (1852) и "Манон Леско" Прево (не опубликован). Переводы Введенского блестяще воспроизводили стиль подлинника, его интонацию и ритм. Несмотря на критику со стороны современных ему журналов, а также последующих переводчиков Диккенса (Ранцова и др.), переводы Введенского пользовались огромной популярностью у читателей и переиздавались вплоть до революции. Диккенс приобрел широкую известность в России главным образом благодаря переводам Введенского. Однако вольное обращение переводчика с подлинником, многочисленные добавления и русизмы, которые он вводил в произведения иностранных авторов, делают его переводы устаревшими в наше время. Свои переводческие принципы Введенский изложил в статье, написанной в форме письма к редактору "Отечественных записок" (1851). Заслугой Введенского явилась также правильная оценка литературной, в том числе и переводческой, деятельности Тредиаковского. В восьмой книжке "Современника" на нынешний год, в отделе библиографии, я прочел, не без некоторого изумления, довольно длинную статью, направленную против моего перевода Теккереева романа "Базар житейской суеты".1 Статья эта, написанная под влиянием чувства, проникнутого в высшей степени studio et ira, {<страстью и гневом (лат.).>} не может заслуживать серьезного внимания со стороны ученой критики, руководствующейся исключительно принципом истины и строгих логических оснований; однако ж, не имея никакого права пренебрегать мнениями журнала, называющего себя по преимуществу литературным, я считаю обязанностью отвечать на эту статью, как потому, что в ней идет речь о вопросах, тесно связанных с моими занятиями, так и потому, что "Современник" на этот раз делает меня орудием своих неоднократно повторенных замечаний, касающихся "Отечественных записок", которых за честь себе поставляю быть сотрудником. Было время, когда "Современник" отзывался с весьма лестною благосклонностью о моих переводах. Это время совпадает с той эпохой, когда я сообщал свои переводы в "литературный журнал". Тогда "Современник" с некоторою гордостью противопоставлял мои труды таким же трудам в других журналах, и преимущественно нравился ему мой перевод Диккенсова романа "Домби и сын", который печатался на его страницах в 1847 и 1848 годах. Многие лестные названия "литературный журнал" придавал этому переводу и однажды даже назвал его изящным, когда, в конце 1848 года, речь шла о подписке на "литературный журнал". Благосклонность ко мне "Современника" еще продолжалась несколько времени и в 1849 году, когда я окончательно сделался сотрудником другого журнала <"Отечественные записки">... Но с половины прошлого года "литературный журнал" вдруг изменил свое мнение о моих трудах. Исключительною причиной такой быстрой перемены послужило то обстоятельство, что я начал печатать в "Отечественных запис-ках" "Базар житейской суеты", роман, к переводу которого приступил потом и "Современник". Помнится, какое-то периодическое издание ("Пантеон", если не ошибаюсь) намекнуло "Современнику", что он напрасно вздумал печатать "Ярмарку тщеславия", когда тот же роман, с удовлетворительною отчетливостью, переводится в другом журнале под именем "Базара". "Литературный журнал", желая оправдать перед читателями бесполезное появление
Стр.1