Национальный цифровой ресурс Руконт - межотраслевая электронная библиотека (ЭБС) на базе технологии Контекстум (всего произведений: 471109)
Консорциум Контекстум Информационная технология сбора цифрового контента

"Из книги ""Современники"""

0   0
Первый авторВолошин Максимилиан Александрович
Страниц63
ID12546
Аннотация"Валерий Брюсов. ""Пути и перепутья"". Эмиль Верхарн и Валерий Брюсов. Некто в сером. ""Александрийские песни"" Кузмина. ""Эрос"" Вячеслава Иванова. Александр Блок. ""Нечаянная радость"". Откровения детских игр. Князь А. И. Урусов. Алексей Ремизов. ""Посолонь"". Гор"
Кому рекомендованоКритика
Волошин, М.А. "Из книги ""Современники""" : Книга очерков / М.А. Волошин .— 1912 .— 63 с. — Критика

Предпросмотр (выдержки из произведения)

Максимилиан Волошин Из книги "Современники <...> Пути и перепутья" Эмиль Верхарн и Валерий Брюсов Некто в сером "Александрийские песни" Кузмина "Эрос" Вячеслава Иванова Александр Блок. <...> Посолонь" Гороскоп Черубины де Габриак Судьба Льва Толстого Памятник Толстому Поэты русского склада Итоги П. Д. <...> Вся обстановка Религиозно-философского собрания: и речи и лица, обсуждаемые темы и страстность, вносимая в их обсуждение, нервное лицо и женский голос Мережковского, трагический лоб <...> Среди этой толпы, в которой каждая фигура казалась мне страницей истории, поразило меня лицо молодого человека, мне неизвестного. <...> Это она обуглила его ресницы, очертила белки глаз, заострила уши, стянула сюртук, вытянула шею и сделала хищной его улыбку. <...> Брюсов не поэт-мечтатель, от которого мир заслонен скользящими очертаниями его грезы, как Блок; не поэт-чародей, который прикосновением золотого жезла преображает и заставляет звучать окружающие вещи, как Бальмонт; не поэт-иерофант, ведающий тайны и откровения древние и новые и лишь немногих допускающий в святилище свое, как Вячеслав Иванов; Брюсов -- поэт-завоеватель, создатель империи, установитель законов, основатель самодержавии. <...> А иногда, желая доказать свое знакомство со всеми тонкостями новой поэзии, цитировал еще "Лопасти латаний на эмалевой стене". <...> Но Бальмонт, который по своему стиху является синтезом и прекраснейшим цветением стиха прошлой эпохи, не привлекает на себя активной ненависти. <...> Всю несправедливость и тяжесть борьбы Брюсов выносит на своих плечах с 1894 по 1905 год, потому что только с появлением "Stephanos" большая публика начинает признавать его. <...> В них много отголосков Бодлэра ("Наши язвы наполнены гноем -- Наше тело на падаль похоже, -О простри над могильным покоем -- Покрывало последнее, Боже". <...> Надо знать, что он рос в Москве на Цветном бульваре, в характерном мещанском доме с большим двором, заваленным в глубине старым <...>
Из_книги_Современники.pdf
Максимилиан Волошин Из книги "Современники" М. Волошин. "Средоточье всех путей..." Избранные стихотворения и поэмы. Проза. Критика. Дневники М., "Московский рабочий", 1989 Составление, вступительная статья и комментарии В. П. Купченко и З. Д. Давыдова OCR Ловецкая Т.Ю. Содержание Валерий Брюсов. "Пути и перепутья" Эмиль Верхарн и Валерий Брюсов Некто в сером "Александрийские песни" Кузмина "Эрос" Вячеслава Иванова Александр Блок. "Нечаянная радость" Откровения детских игр Князь А. И. Урусов Алексей Ремизов. "Посолонь" Гороскоп Черубины де Габриак Судьба Льва Толстого Памятник Толстому Поэты русского склада Итоги П. Д. Боборыкина Голоса поэтов Из книги "Современники" Валерий Брюсов. "Пути и перепутья" Том I собрания стихов, издат. "Скорпион" 1908 Первое впечатление от Брюсова. Это было в 1903 году на заседании Религиозно-философского общества. Я только что вернулся из-за границы и впервые знакомился с новыми течениями в русской литературе, с поэтами и их произведениями. Вся обстановка Религиозно-философского собрания: и речи и лица, обсуждаемые темы и страстность, вносимая в их обсуждение, нервное лицо и женский голос Мережковского, трагический лоб В. В. Розанова и его пальцы, которыми он закрывал глаза, слушая, как другой читал его доклад, бледные лица петербургских литераторов, перемешанные с черными клобуками монахов, огромные седые бороды, лиловые и коричневые рясы, живописные головы священников, острый трепет веры и ненависти, проносившийся над собранием,-- все это рождало смутное представление о раскольничьем соборе XVII века. Среди этой толпы, в которой каждая фигура казалась мне страницей истории, поразило меня лицо молодого человека, мне неизвестного. Он не принимал никакого участия в прениях. Стоял скрестив руки и подняв лицо. Был застегнут узко и плотно в сюртук, сидевший плохо ("по-семинарски",-- подумал я). Волосы и борода были черны.
Стр.1