Национальный цифровой ресурс Руконт - межотраслевая электронная библиотека (ЭБС) на базе технологии Контекстум (всего произведений: 471169)
Консорциум Контекстум Информационная технология сбора цифрового контента

Федор Волков

0   0
Первый авторСевер
Страниц50
ID12502
АннотацияОб авторе (Волков Федор Григорьевич). Сказ о первом российского театра актере
Кому рекомендованоОб авторе
Север, Н.М. Федор Волков : Повесть / Н.М. Север .— 1961 .— 50 с. — Биографическая проза

Предпросмотр (выдержки из произведения)

Н. М. Север Федор Волков Сказ о первом российского театра актере Север Н. М. <...> Оглавление Детство Юность актера Ярославские комедианты Первый русского театра актер "Торжествующая Минерва" Примечания Никогда не изгладится из памяти благодарных потомков имя Федора Григорьевича Волкова -основателя русского национального театра. <...> Николай Михайлович Север не первый раз обращается к своему любимому герою: ярославцам уже знакома пьеса Н. М. Севера "Федор Волков". <...> Ну и смотришь, пока тетенька Настя не почнет скликать: "Волчата, волчата, цып, цып, цып! <...> Сволокли копиистам меду бочонок да семь рублей денег, чтобы все же пригрели костромичей. <...> У Николы Надеина, как отошла обедия, встретил костромскую вдову ярославский заводчик Федор Полушкин. <...> Матрена чуть ли не бегом за церковную ограду. <...> -- Полушкин не торопясь кушает щи с завитками да кашу с рублеными яйцами и мозгами. <...> Перебрались на Пробойную улицу, в полукаменный о двух этажах дом3. <...> В канцеляриях -- провинциальной и магистратской -- скрипят перья разных писчиков и копиистов, чье ябедническое искусство и сутяжные домыслы доводят до слез и разорения. <...> Так он одного герцога Бирона и пользует, а подлого звания людьми брезгует... <...> Громыхнул смехом хозяин Иван Степанович, заблеяли, задребезжали, вторя ему, семинаристы, молча и счастливо улыбался Василек. <...> -- Откудова ты такой, -- вытирая на глазах слезы, спросил Иван Степанович, -- чей будешь? <...> Озорной да веселый, выдумщик, каких свет не видал, неугомонный заводила босоногой ватаги ребят на Пробойной улице (а вся улица-то двести саженей!) <...> Особливо хорош был Лешка Попов да цирульника выученик сирота безродный Яшка Шумский. <...> И на Пробойной улице стали соседями: купил там Майков для зимнего жительства малый дом с амбаром и мыльной в конце двора. <...> Особливо жаден всегда был в чтении книг, что во множестве годами стояли в зальном покое дома Ивана Степановича. <...> Иван Степанович полагал, что русскому дворянину более пристало за лисицами на охотах <...>
Федор_Волков.pdf
Н.М. Север Федор Волков Сказ о первом российского театра актере Север Н.М. Федор Волков. Сказ о первом российского театра актере. Ярославль, Кн. изд., 1961. OCR Ловецкая Т.Ю. Оглавление Детство Юность актера Ярославские комедианты Первый русского театра актер "Торжествующая Минерва" Примечания Никогда не изгладится из памяти благодарных потомков имя Федора Григорьевича Волкова -основателя русского национального театра. Многим нашим читателям, особенно его землякамярославцам, будет интересно познакомиться с новой книгой о великом актере. В книге рассказывается о юности Ф. Г. Волкова, о первых шагах русского театра в Ярославле и Петербурге. Повесть основана на большом документальном материале, в значительной части еще не известном широкому читателю. И, вместе с тем, это подлинно художественное произведение с интересными и своеобразными характерами героев. Сочный и образный язык повествования как бы воссоздает колорит той эпохи. Николай Михайлович Север не первый раз обращается к своему любимому герою: ярославцам уже знакома пьеса Н. М. Севера "Федор Волков". Образ великого земляка близок автору, посвятившему большую часть жизни сценическому искусству. В настоящее время Николай Михайлович работает над пьесой о советской молодежи. Детство Там, где улица, вкось свернув проулком к Волге, уперлась в огороды, в черные баньки да амбарушки, стоял ладный с зеленой усадьбой дом отставного майора Челышева. Славен был Челышев тем, что при чине своем не брезговал народной потехой -- честным кулачным боем, что вела из года в год Нагорная сторона против Тверицы-слободы. Не было ему в том бою равного. Козьмодемьянской церкви поп Никита так и звал его -- Ослябей! Однако за потеху осуждал, хоть сам был всегдашним смотрителем1. Да вот... то ли весна до срока лед подточила, или с крещенских прорубей трещины дались и снежной заметью укрылись, только в бою качнулось все под ногами отважных бойцов, хлынула бог весть откуда черная вода, аж туман с нее к берегу пополз. Кто куда спасаться. У смотрителей на берегу страх и ужас. Да что вспоминать! Восемь душ совсем не вернулись на берег, а боле чем за сорок мокрых да издрогших кое-как убрались от смерти. Выполз и майор. Побежали к целовальнику за водкой -- отогреть утопшего. Не помогло. Через три дня не стало на белом свете славного кулачника, и четыре года после этого Тверица-слобода брала верх над посадскими богатырями. Осталась вдова Настасья одна со своим женским горем. На третье лето, а шел тогда тысяча семьсот тридцать пятый год, отписала сестре своей, костромской купчихе, Матрене Волковой, тож постом похоронившей мужа, наказ: ехать к ней в Ярославль, коротать вместе горький бабий век. Отцвели уже, осыпаясь белым цветом, яблонька и черемуха. Вечера стали поздними -- чуть ли не за полночь все заря да заря неугасимая. В сумерках в проулок втянулись возки с Костромы. Из них вынули ребят -- один другого меньше, на руках у матери последний, Гришанька, двух месяцев всей жизни-то!
Стр.1