Национальный цифровой ресурс Руконт - межотраслевая электронная библиотека (ЭБС) на базе технологии Контекстум (всего произведений: 471109)
Консорциум Контекстум Информационная технология сбора цифрового контента

Жанна де Ламот

0   0
Первый авторВолконский Михаил Николаевич
Страниц109
ID12489
Кому рекомендованоПроза
Волконский, М.Н. Жанна де Ламот : Роман / М.Н. Волконский .— 1910 .— 109 с. — Проза

Предпросмотр (выдержки из произведения)

Михаил Николаевич Волконский Жанна де Ламот Глава I Семь цветов радуги Летом 1808 года России приходилось воевать на два фронта: на севере со Швецией и на юге - с Турцией, но Петербург, несмотря на то, что стал почти театром северо-восточных действий, которые были очень близки к нему, продолжал жить своей обыкновенной столичной жизнью, даже мало отличавшейся от зимней, потому что двор не выезжал на дачу... <...> Тогда господин, называвший себя Иваном Михайловичем Люсли, достал бумажник, вынул оттуда визитную карточку, дал ее лакею и велел отнести. <...> Не успел господин Люсли снять свою шляпу, как навстречу ему показался Аркадий Ипполитович Соломбин, человек весьма привлекательной наружности с мягкими, красивыми манерами. <...> Соломбин видел Ивана Михайловича Люсли впервые в своей жизни, но должен был встретить его и принять как знакомого и даже желанного гостя по его лиловой визитной карточке и по стоявшим на ней буквам "В. <...> Тогда Соломбин встал и надавил какую-то пружинку, достал маленький ящик из бюро, достал оттуда кокарду красного цвета и тоже надел на себя. <...> Ну, вы ко мне явились от этого... как его... общества "Восстановления прав обездоленных", что ли? <...> Вам достался желтый цвет, и я привез для вас кокарду этого цвета, чтобы вы надевали ее в знак вашей принадлежности к обществу "Восстановления прав обездоленных". <...> - Мое дело передать вам кокарду вашего цвета и пригласить вас на общее собрание в четверг. <...> Люсли, приподнявшись со своего места, постарался рассмотреть своего конкурента, посмевшего сразу на рубль повысить цену на молитвенник. <...> Он сидел, слегка склонив голову, и, зажмурив правый глаз, левым издали глядел на лежавший на столе аукциониста молитвенник так, будто бы целился в него. <...> Среди присутствовавших начался удивленный шепот, почему это вдруг латинский молитвенник так непомерно растет в цене. <...> Тогда его конкурент галантно расшаркался (на ногах его вместо сапог <...>
Жанна_де_Ламот.pdf
Михаил Николаевич Волконский Жанна де Ламот Глава I Семь цветов радуги Летом 1808 года России приходилось воевать на два фронта: на севере со Швецией и на юге - с Турцией, но Петербург, несмотря на то, что стал почти театром северо-восточных действий, которые были очень близки к нему, продолжал жить своей обыкновенной столичной жизнью, даже мало отличавшейся от зимней, потому что двор не выезжал на дачу... Государь император Александр I жил на Елагином острове в летнем маленьком дворце, бывшем доме масона Елагина, где, как говорили, сохранилось все, что касалось масонства. Наиболее богатые из общества разместились на островах - на Каменном и на Крестовском, в особенности, те, кто имел тут свои дачи, и на Черной речке, считавшейся тогда самым аристократическим летним местопребыванием. Здесь деревянные дома были построены на манер каменных, в так называемом "итальянском вкусе", окружены цветниками и подстриженными деревьями, а в прозрачные тогда воды Черной речки гляделись сентиментально-поэтические плакучие березы, спускавшие свои ветки над гранитными урнами, статуями и плитами с таинственно загадочными надписями. Такова тогда была мода. В средних числах июня к одному из таких домов на Черной речке подъехала карета и из нее вышел господин в летнем полосатом фраке - наиболее употребительной тогда одежде - с высоким жабо и в круглой шляпе с большими полями. Он поднялся по ступенькам крыльца твердой, уверенной походкой и, когда, завидев его, выбежали два лакея в ливерях и в пудре, спросил у них: - Аркадий Ипполитович Соломбин дома? Лакеи удивленно оглядывали господина как совершенно незнакомого и с первого взгляда не внушавшего особенного доверия. В самом деле, хотя его костюм и легкая английская карета были безукоризненны, тем страннее казались на таком господине огромные синие очки, целиком, почти с бровями закрывавшие его глаза, и, главное, неприятно поражали пряди жестких рыжих волос, ниспадавших из-под полей его шляпы. Такой щеголь, каким был господин, приехавший в английской карете, должен был по тогдашней моде, во-первых, коротко стричь свои волосы, а во-вторых, носить никак не синие очки, а изящную золотую лорнетку... Лакеи замялись, но все-таки старший из них спросил заинтриговавшего их приезжего: - Как прикажете доложить? - Доложи: Иван Михайлович Люсли, - приказал господин. Лакей, видимо, никогда не слыхавший такой фамилии, снова выказал сомнение. Тогда господин, называвший себя Иваном Михайловичем Люсли, достал бумажник, вынул оттуда визитную карточку, дал ее лакею и велел отнести. Эта визитная карточка оказалась не совсем обыкновенной, она была отпечатана фиолетовой краской и в углу ее стояли буквы: "В.П.О." Лакей, отправившийся докладывать с карточкой, вернулся так быстро, как только мог, и кинулся к гостю с такой предупредительностью, что сразу было видно, что хозяин просить велел. Не успел господин Люсли снять свою шляпу, как навстречу ему показался Аркадий Ипполитович Соломбин, человек весьма привлекательной наружности с мягкими, красивыми манерами. - Милости прошу, добро пожаловать, - заметил он на великолепном французском языке, на котором не только говорили, но и думали в аристократическом русском обществе тогда. И он с поспешностью повел приезжего, показывая ему дорогу: - Сюда, сюда, пойдемте ко мне в кабинет, - пригласил он, растворяя дверь. Люсли следовал за ним, не меняя выражения лица, казавшегося совсем неподвижным благодаря огромным своим очкам. Они вошли в кабинет.
Стр.1