Национальный цифровой ресурс Руконт - межотраслевая электронная библиотека (ЭБС) на базе технологии Контекстум (всего произведений: 474748)
Консорциум Контекстум Информационная технология сбора цифрового контента

Сирена

0   0
Первый авторВолконский Михаил Николаевич
Страниц111
ID12484
АннотацияРоман из времен Павла I
Кому рекомендованоПроза
Волконский, М.Н. Сирена : Роман / М.Н. Волконский .— 1903 .— 111 с. — Проза

Предпросмотр (выдержки из произведения)

Другое обстоятельство, занявшее петербуржцев и подавшее повод к бесконечным пересудам, разговорам и предположениям, состояло в том, что в устье Невы пришла трехмачтовая отменно разукрашенная яхта и стала там на якорь. <...> Говорили, что это частное лицо, собственность которого составляла яхта, - женщина, званием леди, а по фамилии Гариссон. <...> До поры, до времени никто еще не видел и самой леди на улицах Петербурга. <...> Яхта была красиво окрашена в голубой и светло-желтый цвета. <...> Первое и самое естественное предположение, а именно - что леди Гариссон явилась в Петербург просто в виде знатной путешественницы, объезжающей для своего удовольствия чужие страны, показалось слишком незамысловатым и, по правде сказать, не соответствовало поведению леди, окружившей свой приезд таинственностью. <...> Почему она не съезжала на берег, почему никто не допускался на яхту, почему, наконец, у знатной леди не оказалось никого знакомых даже в английском посольстве? <...> Князь Верхотуров был старик, проживавший в собственном доме на Фонтанке, холостой и вполне одинокий. <...> Впоследствии выяснилось, более или менее, кто была таинственная леди Гариссон и зачем она пожаловала на своей яхте в Петербург, нашлись и наследники у князя Верхотурова, а кто выкрасил арапами будочников, осталось "покрыто мраком неизвестности", как выражались тогда. <...> Знали об этом только молодой художник Варгин, известный в своем кругу под именем "Петрушка", офицер Елчанинов да барон Кирш, дворянин без определенных занятий, преданный какимто книгам, над которыми он просиживал иногда по целым неделям. <...> Однако книги тогда занятием не считались, и Кирш общим голосом был признан бездельником, потому что нигде не служил. <...> Мать его была урожденная Елчанинова, чистокровная русская, и по-видимому, молодой Кирш пошел в ее род. <...> Когда Кирш садился за свои книги, ничто не могло оторвать его от них; день и ночь сидел он запершись у себя <...>
Сирена.pdf
Стр.1
Сирена.pdf
Михаил Николаевич Волконский Сирена Роман из времен Павла I Scan by Ustas; OCR&Readcheck by Zavalery http://www.pocketlib.ru "Волконский М. Н. Гамлет XVIII века. Сирена": Издательство "Logos"; СПб.; 2002 ГЛАВА I В июле 1798 года Петербург был немало взволнован тремя происшествиями, случившимися почти одновременно. В одно утро все будочники по Невскому проспекту оказались арапами, с лицами, выкрашенными разведенной на масле сажей. В те времена для нижних полицейских чинов на их постах на улицах ставились полосатые будки с дверками, в которых были проделаны окошечки. Бдительные городские стражи забирались ночью в эти будки со своими алебардами, составлявшими их вооружение, и, разумеется, засыпали крепким сном. В случае какого-нибудь недоразумения обывателям предоставлялось право кричать "караул" настолько громко, чтобы разбудить стражей; стражи терпеть этого не могли и просыпались неохотно, да и проснувшись, долго прислушивались, не затихнут ли неистовые крики сами собой. Если же тишина не водворялась, то будочник выползал из своей будки, потрясал длинной алебардой и шел на помощь кричавшим лишь в том случае, если эта помощь требовалась на его участке. В достопамятную июльскую ночь 1798 года будочники были разбужены не криками, а деликатным стуком в дверцы их будок. На этот стук они выглядывали в окошечко, и, как выглянут, так им лицо и окрасят большой кистью, жирно пропитанной сажей на масле. Дверцы будок при этом оказывались предупредительно подпертыми колышками, так что отворить их изнутри было нельзя, и окрашенные в черную краску будочники должны были ждать, когда наутро явится смена и освободит их из неприятного заточения. Эту проделку произвели неизвестные забавники. Из показаний пострадавших будочников выяснилось, что этих забавников было не менее трех человек. Один бежал впереди с колышками и подпирал дверцы будок, другой стучал, третий красил. Больше ничего пострадавшие не могли показать, и кто были милые шалуны, устроившие такую неприятность блюстителям порядка, осталось невыясненными. Об этом происшествии говорил весь город. Другое обстоятельство, занявшее петербуржцев и подавшее повод к бесконечным пересудам, разговорам и предположениям, состояло в том, что в устье Невы пришла трехмачтовая отменно разукрашенная яхта и стала там на якорь. Она была, несомненно, английская, так как явилась под английским флагом, и принадлежала частному лицу. Говорили, что это частное лицо, собственность которого составляла яхта, - женщина, званием леди, а по фамилии Гариссон. Никто не знал, зачем она пожаловала на своем судне в невскую столицу и что она намерена тут делать. До поры, до времени никто еще не видел и самой леди на улицах Петербурга. На палубу яхты тоже никто из посторонних не допускался. Яхта была красиво окрашена в голубой и светло-желтый цвета. На ее носу выделялась среди золоченого хитрого узора вырезанная из дерева, тоже золоченая, фигура сирены. Название судно носило по этой фигуре. Корма была тоже вся в золотых узорах с огромными фонарями. На корме красовался большой родовой герб Гариссонов. Судя по яхте, владетельница ее должна была быть очень богата. Первое и самое естественное предположение, а именно - что леди Гариссон явилась в Петербург просто в виде знатной путешественницы, объезжающей для своего удовольствия чужие страны, - показалось слишком незамысловатым и, по правде сказать, не соответствовало поведению леди, окружившей свой приезд таинственностью.
Стр.1