Национальный цифровой ресурс Руконт - межотраслевая электронная библиотека (ЭБС) на базе технологии Контекстум (всего произведений: 471233)
Консорциум Контекстум Информационная технология сбора цифрового контента

Сказание об Ольге

0   0
Первый авторВолконская Зинаида Александровна
Страниц22
ID12477
АннотацияГлавы вторая, третья, пятая и шестая
Кому рекомендованоПроза
Волконская, З.А. Сказание об Ольге : Повесть / З.А. Волконская .— 1829 .— 22 с. — Проза

Предпросмотр (выдержки из произведения)

З. А. Волконская Сказание об Ольге Дача на Петергофской дороге: Проза русских писательниц первой половины XIX века / Сост., и примеч. <...> Песнь вторая Месяц освещал низкую хижину варяга-перевозчика и зыбкие волны озера.-- Наступила пора долгих ночей; давно отлетели в теплые края перелетные птицы, давно вороны и галки слетались стадами из лесов под кровли сельских хижин; снег, окрепший от мороза, хрустел под стопами конских копыт, а легкие сани, едва чертя след, летали. <...> Там, на посиделках, молодцы затевали игры, молодицы пряли, пели, славили Вайзгантоса1 бога дев, и Ладу2, богиню свадеб. <...> Старухи садились у очага; одни гадали, глядя на зажженную березовую лучину; другие, в кругу мужчин и женщин, у которых лица показывают внимание и веру, толковали сны, рассказывали про добрые и злые встречи, про оборотней и про юных рыбаков, пропавших в озеро и унесенных на дно водяным дедом. <...> Не раз и Ольга, задумавшись, опускала в то блюдо, со вздохом тяжелым, свое запястье или привеску с ожерелья, и не раз песня сулила ей жениха молодого и знатного. <...> -- Что ты это вздумала, неразумная,-- отвечал кудесник, качая головою.-- Будешь птицей, разве не боишься, неравно стрела нагонит али другая птица, сильнее, заклюет до смерти... <...> -- Не боюсь,-- отвечала Ольга, устремив на него глаза, в коих изображалась отважность. <...> Уж дело было слажено, и молодых вела толпа провожатых в их новую избу, а кудесник прокрался в избу прежде их, да и сунул свой нож под овчину, что была постлана у порога. <...> Кудесник махнул рукою, слова промолвил, и все погнали назад в избу; как скоро переступили порог, и тоже так вся свадьба превратилась в волков. <...> -- Иди ж за мною,-- сказал старик, взял пук сухой лучины, зажег и повел Ольгу в землянку, крытую сосновыми ветвями. <...> ---- При красноватом свете лучины Ольга молча глянула на разные вещи, висевшие по черным стенам мудреного жилища. <...> Ольга повиновалась и твердо пошла по змеиной коже. <...> Бог Черный! отец всякого зла! ты, что, молвят, живешь внутри земли <...>
Сказание_об_Ольге.pdf
З. А. Волконская Сказание об Ольге Дача на Петергофской дороге: Проза русских писательниц первой половины XIX века / Сост., и примеч. В. В. Ученова.--М.: Современник, 1986. OCR Бычков М. Н. Песнь вторая Месяц освещал низкую хижину варяга-перевозчика и зыбкие волны озера.-- Наступила пора долгих ночей; давно отлетели в теплые края перелетные птицы, давно вороны и галки слетались стадами из лесов под кровли сельских хижин; снег, окрепший от мороза, хрустел под стопами конских копыт, а легкие сани, едва чертя след, летали. Кончены работы; вот пора гаданья, игрищ и свадеб! Каждый день веселая толпа собиралась в просторнейшей хижине села. Там, на посиделках, молодцы затевали игры, молодицы пряли, пели, славили Вайзгантоса1 бога дев, и Ладу2, богиню свадеб. Старухи садились у очага; одни гадали, глядя на зажженную березовую лучину; другие, в кругу мужчин и женщин, у которых лица показывают внимание и веру, толковали сны, рассказывали про добрые и злые встречи, про оборотней и про юных рыбаков, пропавших в озеро и унесенных на дно водяным дедом. Девицы и парни, любовь на уме, собирали в деревянное блюдо ожерелья и кольца, вынимали под песни, и песни гласили им то свадьбу, то дальний путь, то богатство, то скорую смерть. Не раз и Ольга, задумавшись, опускала в то блюдо, со вздохом тяжелым, свое запястье или привеску с ожерелья, и не раз песня сулила ей жениха молодого и знатного. Тогда она шла поспешно домой, в свою бедную хижину, и там все дышало для нее надеждою и мечтами. Но проходило время, а не было слуху ни об Игоре, ни об Олеге. Старик не замечал грусти дочери. Она по-прежнему в точности исправляла все дела свои, говорила мало и скрывала тоску от его взоров. Но ее краски бежали с ланит, и слабый ее голос уже не пробуждал отголосков озера. Если, в угодность отцу, она затягивала иногда песнь об отъезде, то частое биение сердца захватывало ей дух, и звуки замирали на устах ее. Так водопад, тяжелый, кипучий, шумно валит на камень, заглушая песни рыбака на берегу соседнем. ----Снег блестит от солнца. Воздух ледян, воды недвижны, и казалось бы, что смерть все окутала в свой широкий белый саван, если б карканье ворон и крик галок не свидетельствовали еще о какой-то жизни. Но кто ж возмутил безмолвие леса? Отчего вдруг посыпался снег с этих ветвей согбенных? Отчего заяц бросился в глубокий ров? -- В сию глушь проникла юная дева. С трудом идет она по глыбам снега, где тонет ее нога, пробирается между густых ветвей, которых еще не разнимала рука человеческая. Красноватый свет показался глазам ее. "Благословен Перун и Один!"3 -- сказала она, испустив долгий вздох, дотоле сжатый в груди сомнением и страхом; ускорила шаг, легко перескочила через забор, сложенный из набросанных корней сосновых, и очутилась перед старцем, сидевшим у большого огня. Борода его висела ледяными клочьями, и глаза, блестящие, как у волка в темном лесу, уставились на деву. -- Чего ты хочешь? Зачем пришла? -- спросил он. -- За советом, дедушка, -- отвечала она и вынула из-под пестрого передника кусок холста, ей самою тканного. -- Криве могучий!4 да виданное ли дело, чтобы девки одни-одинехоньки заходили в эту страшную пустошь? Кто ты такая? -- Варяжка, дедушка. Зовут меня Ольгой, а прозвал так молодой князь-богатырь прошлого года на прощанье. Он обещал мне взять меня за себя, и я давно, давно жду его, но его нет как нет. За ним, знаешь, ездит много коней и прислуги. Теперь я пришла к тебе, добрый дедушка... у нас ведь молва слывет, будто
Стр.1