Национальный цифровой ресурс Руконт - межотраслевая электронная библиотека (ЭБС) на базе технологии Контекстум (всего произведений: 471231)
Консорциум Контекстум Информационная технология сбора цифрового контента

Черный консул

0   0
Первый авторВиноградов Анатолий Корнелиевич
Страниц161
ID12373
АннотацияКнига о Туссене Лувертюре и Великой Французской революции
Кому рекомендованоИсторическая проза
Виноградов, А.К. Черный консул : Роман / А.К. Виноградов .— 1932 .— 161 с. — Проза

Предпросмотр (выдержки из произведения)

Я вам говорю, вернемся в восемнадцатый номер на улице Кордельеров, я вас уложу под лестницей и положу вам под голову вот этот тюк, а сам, как собака, буду спать у двери. <...> Тебе известно, что доктор Кабанис нынешней осенью не возвращался из Версаля и что немало других докторов в Париже... <...> Но тот ходил большими шагами, вскидывая огромные сверкающие черные глаза навстречу потокам лунного света, струившимся сквозь большие хлопья медленно падающего снега. <...> Перед ним был огромный негр с глазами на выкате и черными короткими, завитыми в крутые кольца волосами. <...> Озираясь, он обратился к белому человеку с синими ногтями: - И выговорите, что это ваш слуга, и выговорите, что это ваш раб! <...> Меня черные и цветные братья послали к вам, в Великую Конституанту, в поисках наших прав, сказал человек с бледным лицом и синими ногтями. <...> Вы - Друг народа, вы друг всех, кого воззвала Декларация прав. <...> Вы друг цветных племен, населяющих Гаити - Страну гор. <...> Марат, окунув кусок полотна в холодную воду, выжал материю и, осторожно расправив, сделал повязку на лбу больного, который, откинув голову за пределы подушки, дышал, как птица, жадно ловил воздух и метался. <...> Молодой негр, войдя в комнату, быстро раскинул по полу циновки и тростниковый подголовок вместо подушки. <...> Офицер осмотрелся, не обращая внимания на горящий стол, и сказал: - Ну, кажется, здесь только одни черные. <...> Неужели весь округ Кордельеров состоит из маратистов? <...> Куча незаконного сброда - вот что такое Национальное собрание! <...> Мы - граждане острова Гаити, мы делегаты Национальной ассамблеи. <...> Так как номер этот снабжен именем редактора и типографа и так как он вполне отвечает правилам, как и все остальные, то я, после недавнего гнусного покушения со стороны суда, усматриваю и в этом вызове грубую ловушку, имеющую целью выманить меня из пределов <...>
Черный_консул.pdf
Анатолий Виноградов. Черный консул ---------------------------------------------------------------------Изд. "Полымя", Минск, 1982. OCR & spellcheck by HarryFan, 7 August 2000 ---------------------------------------------------------------------ЧАСТЬ ПЕРВАЯ. БЕЛАЯ ФРАНЦИЯ 1. ТЕНИ ПАРИЖСКОЙ НОЧИ Да, впрочем, можно ли в том сделать ей упрек, Что меж приезжих Адонисов, К несчастию, такой нашелся человек, Что в сумерки гулять под тенью кипарисов Они уводят дам, что с ними за стеной Уж восемь дней живут под кровлею одной. Виланд, "Вастола". Изд. Александра Пушкина, Спб., 1836. В отличие от зимы 1788 года революционный декабрь Парижа сопровождался большим снегопадом. Снег начался с внезапного налета бури; облака закрыли солнце, яркое небо потускнело, и наступили серые сумерки. Монах из конгрегации святого Мавра записывал в "Анналах страшных событий", что снег падал, не останавливаясь ни минуты, пятьдесят два часа, то есть всю мессу, повечерие, литанию, полуношницу, отпевание маркиза д'Абевиля и часы Блаженной Девы Марии _дважды_". А парижские ремесленники отметили в своей памяти, что в этот день прекратилась доставка муки в город и обыкновенный ливр грязного хлеба обошелся им в булочной в семь с половиной су. Снегопад кончился в полнолуние. Париж почти опустел. На глубоком нетающем снегу копыта верховых лошадей ступали без стука, а кареты почти бесшумно оставляли длинный след. Кучера не кричали "гарр", пешеходов почти не было. В поздний час по улице Генего пробирался с фонарем человек в треуголке, в черной маске, усталый, судя по тому, как он опирался на высокую трость, а впереди, освещая и без того светлую дорогу, кидая по белому снегу двойную тень - синюю от луны и коричневую от восьмигранного дымящего и мигающего фонаря, - шел не то слуга, не то провожатый. Он шел, покачивая маленькой островерхой шапкой, злой и ворчащий, как зверь, а его "господин" следовал молча, погруженный в свои мысли. Слуга обернулся на перекрестке и спросил: - Ну, куда же теперь? Ведь уже скоро рассвет, а вы еще не надумали, где будете ночевать. Я вам говорю, вернемся в восемнадцатый номер на улице Кордельеров, я вас уложу под лестницей и положу вам под голову вот этот тюк, а сам, как собака, буду спать у двери. Я не могу больше идти... Мне надоело рисковать собою из-за каких-то корректур. Человек в маске закашлял, потом махнул рукою, хотел что-то сказать, но в это время из переулка, задыхаясь, вышли двое, и женщина, закутанная с головой, дрожа от стужи, бросилась к человеку в маске, ведя с собою не менее закутанного спутника, ставшего в тень углового дома. - Гражданин! - крикнула она. Потом вдруг остановилась, увидев маску. - Сударь! Милостивый государь! Маркиз, быть может! - все больше и больше волнуясь, умоляюще произнесла она. - Скажите, где живет знаменитый доктор Кабанис? Человек умирает, его надо спасти... - Парижская ночь полна тенями, - ответил человек в черной маске, - гражданка, я не маркиз, а такой же гражданин, как вы... Если, впрочем, ты не аристократка! Тебе известно, что доктор Кабанис нынешней осенью не возвращался из Версаля и что немало других докторов в Париже... - Но где же они все, гражданин, где все они?.. Я с вечера на ногах, и вот приезжий родственник больного... мы не можем найти ни одного врача... Доктор Кабанис... Разве мы можем рассчитывать на его внимание? Но его имя у всех на устах, мы пошли к нему... Мы ищем в четвертом квартале, и везде
Стр.1