Национальный цифровой ресурс Руконт - межотраслевая электронная библиотека (ЭБС) на базе технологии Контекстум (всего произведений: 471109)
Консорциум Контекстум Информационная технология сбора цифрового контента

К жизни

0   0
Первый авторВересаев Викентий Викентьевич
Страниц59
ID12293
Кому рекомендованоПовести и романы
Вересаев, В.В. К жизни : Повесть / В.В. Вересаев .— 1908 .— 59 с. — Проза

Предпросмотр (выдержки из произведения)

Алеша сильно осунулся, но от побоев совсем оправился. <...> Он по-всегдашнему молчалив, не смотрит в глаза и застенчиво принимает мои заботы о нем. <...> Всегда мне странно и смешно бывает, когда приходится зайти к Катре. <...> Бледная, с горящими глазами, настоящая христианская мученица, с огромною трагическою жизнью в душе. <...> Хорошо у Ибсена сказано: "Ненавижу я это вялое слово будущее! <...> Глаза светились твердым, уверенным ответом, а раньше они смотрели выжидающе, со смеющимся без веры вопросом. <...> - Катерина Аркадьевна, можно вас попросить на пару слов? <...> Как тогда, ее чуть слышно окутывал весенне-нежный, задумчивый запах тех же духов. <...> И в воспоминании запах этот мешался с запахом керосина и пыли. <...> Оставались только я Алексеем, Турман и Дядя-Белый. в с Вдруг вошла Катра - любезная, радушная. <...> Турман и Дядя-Белый с недоумением оглядывали ее, стали отказываться. <...> И у него был всегдашний странный его вид: на губах улыбка какого-то бессознательного юродства, в наклоненной вперед крутолобой голове что-то бычачье и как будто придурковатое, а умные глаза наблюдающе приглядываются. <...> Турман молча сидел, заложив руку за пояс блузы, непрерывно курил и своим темным взглядом смотрел на Иринарха. <...> Иринарх ждал со скрытою улыбкою, как будто он знал что-то важное, чего никто не знает. <...> Турман шевельнулся на стуле и враждебно оглядывал Иринарха. <...> Он, задыхаясь, наклонился над столом и пристально смотрел в глаза Иринарху. <...> Отыскал, остановился боком и теми же проснувшимися глазами окинул богатую сервировку стола, изящную Катру, внимательно наблюдавшую его из кресла. <...> Ведь именно ненависть-то эта и наполняет его жизнь огромнейшим содержанием! <...> - А я думаю, вам просто нечего было возразить, - презрительно и устало сказала Катра. <...> Не люблю я Катры - и как она бесится, что на все ее вызовы я отвечаю вежливым молчанием! <...> Алеша сидит в своей накуренной комнате, сгорбившись над столом. <...> - Заявила, что Маша ей мешает спать <...>
К_жизни.pdf
Викентий Викентьевич Вересаев К жизни Повесть ----------------------------------------------------------------------Сочинения в четырех томах. Том I. Повести. В тупике: Роман. М.: Правда, 1990. Составление Ю.Фохт-Бабушкина. Иллюстрации художника И.И.Пчелко. На фронтисписе: портрет В.В.Вересаева работы Г.С.Верейского. OCR & SpellCheck: Zmiy (zmiy@inbox.ru, http://zmiy.da.ru), 03.02.2005 ----------------------------------------------------------------------ЧАСТЬ ПЕРВАЯ Алексея выпустили. Мы с ним поселились на краю города. Сняли у вдовы мелочного лавочника Окороковой две передние комнаты ее ветхого домика. Алеша сильно осунулся, но от побоев совсем оправился. Он по-всегдашнему молчалив, не смотрит в глаза и застенчиво принимает мои заботы о нем. У меня много беготни и хлопот по району, редко приходится бывать дома. Алексей меня ни о чем не расспрашивает, со смешным, почтительным благоговением относится к тому таинственному, что я делаю; с суетливою предупредительностью встречает приходящих ко мне. Что-то есть в нем странно-детское, хоть он мне ровесник. Когда я иду куда-нибудь, где есть хоть маленький риск, он молча провожает меня любящими, беспокойными глазами. Очень мы разные люди, а ужасно я его люблю. Выпустили также многих товарищей. Выпустили, говорят, и Иринарха. Попался в сети, как лягушка среди карасей, а просидел три месяца. Всегда мне странно и смешно бывает, когда приходится зайти к Катре. Каждый раз в другом платье, необычном, каких никто не носит, как будто в маскараде, а между тем странно идет к ней. И прическа, и все. И думаешь: "Эге! Вот еще какая у тебя красота!" И думаешь: "Господи! Сколько на это трудов кладется! Вот тоже - труженица!" У нее сидел за кофе Иринарх. Расцеловались с ним. Он рассеянно положил себе горку сухарей и продолжал говорить: - Да, так вот... Ужасно было интересно в тюрьме. Я прямо жалел, когда выпустили. Эти мужички с недоумевающею мыслью в глазах. Рабочие, как натянутые струны. Огромнейшая книга жизни. Евграфову видел, - интересно. Бледная, с горящими глазами, настоящая христианская мученица, с огромною трагическою жизнью в душе. А заговорит, - боже мой! Любовь к людям, избавление их от страданий, социалистический строй... И чем бы она жить стала в этом будущем благолепии!.. Удивительно, как люди не умеют жить настоящим! Такое яркое, интересное время, никогда лучше не бывало. А они все о каком-то будущем. Хорошо у Ибсена сказано: "Ненавижу я это вялое слово - будущее!.." Что-то в Иринархе было новое, какая-то найденная идея. Глаза светились твердым, уверенным ответом, а раньше они смотрели выжидающе, со смеющимся без веры вопросом. Но я спешил. - Катерина Аркадьевна, можно вас попросить на пару слов? Мы вошли с нею в гостиную. Наедине обоим было неловко, - встало то странное и жуткое, что недавно так тесно на минуту соединило нас. Как тогда, ее чуть слышно окутывал весенне-нежный, задумчивый запах тех же духов. И в воспоминании запах этот мешался с запахом керосина и пыли. - Можете вы нам дать послезавтра квартиру? В ее глазах мелькнули усталая скука и насмешка. - Опять будете препираться о "текущем моменте"?.. Хорошо... - Благодарю вас. Товарищи расходились. Окурки торчали в земле цветочных горшков; в тонком аромате гостиной стоял запах скверного табаку. Оставались только я с Алексеем, Турман и Дядя-Белый.
Стр.1