Национальный цифровой ресурс Руконт - межотраслевая электронная библиотека (ЭБС) на базе технологии Контекстум (всего произведений: 471169)
Консорциум Контекстум Информационная технология сбора цифрового контента

Очерки и рассказы

0   0
Первый авторУспенский Глеб Иванович
Страниц31
ID12033
АннотацияИз путевых заметок по Оке. Злые новости. Из памятной книжки. I. Там знают. II. Люди среднего образа мыслей. Шила в мешке не утаишь (Из частного письма, полученного 23 декабря 1875 г.)
Кому рекомендованоПроза
Успенский, Г.И. Очерки и рассказы : Сборник рассказов / Г.И. Успенский .— 1876 .— 31 с. — Проза

Предпросмотр (выдержки из произведения)

СОДЕРЖАНИЕ Из путевых заметок по Оке Злые новости Из памятной книжки <...> Люди среднего образа мыслей Шила в мешке не утаишь (Из частного письма, полученного 23 декабря 1875 г.) ИЗ ПУТЕВЫХ ЗАМЕТОК ПО ОКЕ ...Утро "духова дня" было прекрасное; солнце ярко осветило нищенскую каморку с ободранными стенами, которую я вчера вечером мог с трудом разыскать на постоялом дворе в селе Павлове, всем известном своими замками и стальными изделиями. <...> Оно стоит на высоком берегу Оки, и с горы на реку -- вид прелестный (я был во время еще не спавшего разлива), на эти широко расстилающиеся перед глазами воды, по которым то там, то сям белеется парус или, чуть-чуть наклонившись набок и попыхивая черными, расплывающимися в длинный хвост клубами дыма, бежит пароход, на эти вереницы вершей, концы которых торчат из воды, вершей, полных рыбы, которая, впрочем, павловцу не принадлежала (по крайней мере в мою бытность река была достоянием одного монополиста), -- глядя на все это, не хочется смотреть на самый город: все как будто доживает век, все как будто прожило лучшую пору, даже на каменных домах лежит этот оттенок нерадивости... <...> Это был добродушный, наивный молодой малый лет девятнадцати, который, за все время своего жития на белом свете, начал работать чуть не с восьми лет от роду, а может, и раньше, заработал только пиджак, который был на нем надет по случаю праздника, и не всегда был сыт. <...> За работой стоишь в день боле как шестнадцать часов, -- вот хушь сегодня -тебе в первом часу на пароход идти, а мне на работу, да я не пойду. <...> Много ли же ты в неделю сделаешь замков? <...> ЗЛЫЕ НОВОСТИ I Шестнадцать лет тому назад в жаркий июльский полдень на реке Черемухе, впадающей в Волгу, появился первый пароход. <...> Сто-оой!" -- гремели басы лоцманов, -- и, повинуясь этим громким, ни на минуту не умолкавшим крикам, пароход то притихал, сердито ворча, то начинал свистать, дымил черными клубами дыма и безжалостно ломал тихую поверхность реки Изумленные этим невиданным <...>
Очерки_и_рассказы.pdf
Г. И. Успенский Очерки и рассказы Г. И. Успенский. Собрание сочинений в девяти томах. Том 3 Новые времена, новые заботы. Очерки и рассказы М., ГИХЛ, 1956 Издание осуществляется под общей редакцией В. П. Друзина Подготовка текста Р. П. Маториной Примечания Р. П. Маториной и Г. М. Фридлендера OCR Бычков М. Н. СОДЕРЖАНИЕ Из путевых заметок по Оке Злые новости Из памятной книжки I. Там знают II. Люди среднего образа мыслей Шила в мешке не утаишь (Из частного письма, полученного 23 декабря 1875 г.) ИЗ ПУТЕВЫХ ЗАМЕТОК ПО ОКЕ ...Утро "духова дня" было прекрасное; солнце ярко осветило нищенскую каморку с ободранными стенами, которую я вчера вечером мог с трудом разыскать на постоялом дворе в селе Павлове, всем известном своими замками и стальными изделиями. Чудное светлое утро значительно освежило меня и расправило уставшие члены. Всю ночь пришлось валяться на полу (так как мебели в каморке не было никакой, кроме стола и стула) на дрянном войлоке, пропитанном насекомыми, и слушать ругань, песни гнуснейшего содержания и просто пьяное оранье и бормотанье мастерового народа, разгулявшегося по случаю троицына дня. Весь этот праздничный гам был слышен в каморке моей вполне ясно, так как улица, на которой стоял постоялый двор, была очень узка. Боже мой, что это были за песни! Я не могу привести здесь ни одной, хотя непосредственное участие в них принимали женщины, о чем свидетельствовали визгливые голоса, прорезывавшие пьяные басы и крикливые звуки гармонии мастеровых. К утру все это безобразие более или менее утихло, -- и когда я встал, на улице было совершенно тихо: или спали, или опохмелялись и "поправлялись" потихоньку. Поднявшись с своего ложа, я отправился гулять. Удивительная бедность и неряшество поражали на каждом шагу. Село, ворочающее миллионами, как будто нарочно собрало массу всякой грязи и нищеты на том превосходном месте, где раскинулось. Оно стоит на высоком берегу Оки, и с горы на реку -- вид прелестный (я был во время еще не спавшего разлива), на эти широко расстилающиеся перед глазами воды, по которым то там, то сям белеется парус или, чуть-чуть наклонившись набок и попыхивая черными, расплывающимися в длинный хвост клубами дыма, бежит пароход, на эти вереницы вершей, концы которых торчат из воды, вершей, полных рыбы, которая, впрочем, павловцу не принадлежала (по крайней мере в мою бытность река была достоянием одного монополиста), -- глядя на все это, не хочется смотреть на самый город: все как будто доживает век, все как будто прожило лучшую пору, даже на каменных домах лежит этот оттенок нерадивости... Есть несомненно и богатые хоромы, но там живет не павловский рабочий человек, который собственно нас и интересует. На каждом почти углу прибит образ. Хозяин и хозяйка, выйдя утром на рынок, с кульком или с корзинкой, и приготовляясь торговаться и кричать с торговцами и лавочниками, -молится на этот образ и шествует уже смело. Унылые дома, пустынные улицы, на которых иной раз пошатывается пьяный мастеровой в одной рубахе, без шапки, клали на душу большой и тяжелый ком скуки. Походив таким образом час или два, посидев на берегу, я направился домой пить чай. В широкой грязной кухне постоялого двора, -- с полом, покрытым шишками сухой грязи, правда,
Стр.1