Национальный цифровой ресурс Руконт - межотраслевая электронная библиотека (ЭБС) на базе технологии Контекстум (всего произведений: 471169)
Консорциум Контекстум Информационная технология сбора цифрового контента

Очерки и рассказы

0   0
Первый авторУспенский Глеб Иванович
Страниц68
ID12032
Аннотация"Спустя-рукава (Из провинциальных заметок). Из биографии искателя теплых мест (Карикатурные наброски). Прогулка. Тяжкое обязательство. На постоялом дворе (Летние сцены). С конки на конку. Норовил по совести. Умерла за ""направление""."
Кому рекомендованоПроза
Успенский, Г.И. Очерки и рассказы : Сборник рассказов / Г.И. Успенский .— 1879 .— 68 с. — Проза

Предпросмотр (выдержки из произведения)

СОДЕРЖАНИЕ Спустя-рукава (Из провинциальных заметок) Из биографии искателя теплых мест (Карикатурные наброски) Прогулка Тяжкое обязательство На постоялом дворе (Летние сцены) С конки на конку Норовил по совести Умерла за "направление" СПУСТЯ-РУКАВА (На провинциальных заметок) I Певцов был молодой человек, но молодость его постоянно отравлялась томительным нытьем о собственном положении, томительным ожиданием деятельности и в то же время полным бездействием. <...> Где бы он только ни бывал, странствуя и в городах и в деревнях, -- везде, и особенно в столицах, Певцов проживал у каких-нибудь родственников, собирался что-то начать, заняться основательным изучением чего-то, задумывал держать экзамен то в то, то в другое учебное заведение, бесконечно тосковал неопределенным положением в качестве приживальщика или дармоеда тетушкиных хлебов, курил множество папирос и шатался без всякого дела; живя, например, в Москве, он целые дни вялыми шагами перебирался с бульвара на бульвар, угрюмо смотря на проходящих, останавливался перед толпой народа, начинал вслушиваться, но тоска гнала его дальше, и вот он где-нибудь в Кремле, заложив руки назад, смотрит на царь-колокол... <...> Разве хватит у него духа ограничиться только поправкою грамматических ошибок в том маленьком детском сочинении, где говорится, что "вчера у нас обвалилась печка, а отца нету дома -- он повез продавать подсолнухи по деревням, всего на четвертак... <...> Но, -- думал Певцов, -- на нашей обязанности заменить эту розгу светлым нравственным влиянием". <...> Дорогою он видел, как ученик, отвечавший о внутреннем оке, тащил, весь потный, коромысло с ведрами воды; думал, что тяжесть этой ноши способна выколотить из него в одну минуту целые миллионы сведений вроде внутреннего ока, -- и шел с товарищами дальше. <...> Что это за рожа?" -- думает он, упираясь глазами в какую-то щетину, которая принадлежит обнимающему его человеку, и, убедившись, что это один из товарищей, автор внутреннего <...>
Очерки_и_рассказы.pdf
Г. И. Успенский Очерки и рассказы Г. И. Успенский. Собрание сочинений в девяти томах Том 2. Разоренье. Очерки и рассказы М., ГИХЛ, 1955 Издание осуществляется под общей редакцией В. П. Друзина Подготовка текста Н. И. Пруцкова ПримечанияМ. И. Дикман OCR Бычков М. Н. СОДЕРЖАНИЕ Спустя-рукава (Из провинциальных заметок) Из биографии искателя теплых мест (Карикатурные наброски) Прогулка Тяжкое обязательство На постоялом дворе (Летние сцены) С конки на конку Норовил по совести Умерла за "направление" СПУСТЯ-РУКАВА (На провинциальных заметок) I Певцов был молодой человек, но молодость его постоянно отравлялась томительным нытьем о собственном положении, томительным ожиданием деятельности и в то же время полным бездействием. Где бы он только ни бывал, странствуя и в городах и в деревнях, -- везде, и особенно в столицах, Певцов проживал у каких-нибудь родственников, собирался что-то начать, заняться основательным изучением чего-то, задумывал держать экзамен то в то, то в другое учебное заведение, бесконечно тосковал неопределенным положением в качестве приживальщика или дармоеда тетушкиных хлебов, курил множество папирос и шатался без всякого дела; живя, например, в Москве, он целые дни вялыми шагами перебирался с бульвара на бульвар, угрюмо смотря на проходящих, останавливался перед толпой народа, начинал вслушиваться, но тоска гнала его дальше, и вот он где-нибудь в Кремле, заложив руки назад, смотрит на царь-колокол... Ему не хочется идти домой; там его ожидают любопытные глаза тетушек, желающих знать, не сумел ли их племянник куда-нибудь пристроиться, не обеспечил ли, наконец, себя, прошлявшись целый божий день?.. Вспоминая об этих любопытствующих взглядах, племянничек делался еще мрачнее. "Эти идиоты, -- мысленно ругался он, -- и знать не хотят, что делается у меня в голове... хорошенько подумать не дадут... им бы только с шеи спихнуть". И он опять плелся на Пресненские пруды, решая сегодня же бросить своих тетушек, да заняться хорошенько, да выдержать экзамен, потом "плюнуть всем им в морду", потому что они не знают, что такое он... И вдруг в голове его возникают вопросы: "Что же такое он в самом деле... и какие такие у него особенные вещи в голове?.." Это снова повергало его в тоску... Проходили годы, а он попрежнему жил у тетушек, собирался держать экзамен, выкуривал тысячи папирос, думал, тосковал и, наконец, очутился в уездном городке учителем...
Стр.1