Национальный цифровой ресурс Руконт - межотраслевая электронная библиотека (ЭБС) на базе технологии Контекстум (всего произведений: 471233)
Консорциум Контекстум Информационная технология сбора цифрового контента

Растеряевские типы и сцены

0   0
Первый авторУспенский Глеб Иванович
Страниц38
ID12026
Аннотация"1. Бойцы. 2. Нужда песенки поет. 3. Идиллия (Из чиновничьего быта). 4. Зимний вечер (Из чиновничьего быта). 5. Задача (Из чиновничьего быта). 6. Парамон юродивый (Из детских лет одного ""пропащего"")"
Кому рекомендованоПроза
Успенский, Г.И. Растеряевские типы и сцены : Сборник рассказов / Г.И. Успенский .— 1877 .— 38 с. — Проза

Предпросмотр (выдержки из произведения)

М., ГИХЛ, 1955 Издание осуществляется под общей редакцией В. П. Друзина Подготовка текста и примечания Н. В. Алексеевой OCR Бычков М. Н. <...> Парамон юродивый (Из детских лет одного "пропащего") <...> Я, -говорил он мне, -- понимаю все дела в существе, то есть вижу их настоящую тонкость", и действительно: надо отдать ему справедливость, иногда он видел довольно обстоятельно многие провинциальные неуклюжести. <...> Семинаристы, с которыми он водил постоянные знакомства, снабжали его разного рода сочинениями и старинными журналами, вследствие чего талантливый приятель мой возымел желание заниматься сочинительством и не раз нашивал ко мне читать разные собственные произведения; в них изображались разные неправды, достойные обличения, сатиры на квартальных, обличение подлости цирюльника Ивана и проч. <...> -- Ничего не разберу! -- читая собственные каракули, бормотал, краснея, Зайкин, -- вчерась, и то насилу ночью урвался "пописаться... <...> Я старался пробираться в тени под заборами. <...> Пока путь мой лежал в центре города, дело обходилось еще кое-как: иногда подвертывался большой купеческий забор с гвоздями наверху, иногда казенное здание, затоплявшее собственною тенью не только улицу, но и несколько близлежащих кварталов, так что вообще идти было сносно; но когда мои ноги с тротуаров и булыжных мостовых ступили на немощеную почву губернских закоулков, голова моя тотчас же поступила в полную власть смертоносного зноя: заборы и лачужки, лепившиеся по бокам улицы, были до того малы, что не могли дать ни крупицы тени. <...> Глаза невольно закрывались, в висках и во лбу чувствовалась страшная тяжесть, и в моменты этого расслабления как-то особенно потрясающе действовал неистовый лай до невозможности соскучившихся собак, злые морды которых поминутно высовывались в разные прорехи заборов. <...> За маленькими заборами виднелись клоки травы, доедаемые теленком, привязанным веревкой к дереву, крошечная баня с опрокинутой у двери корчагой золы, стул, еле <...>
Растеряевские_типы_и_сцены.pdf
Г. И. Успенский Растеряевские типы и сцены Г. И. Успенский. Собрание сочинений в девяти томах. Том 1. М., ГИХЛ, 1955 Издание осуществляется под общей редакцией В. П. Друзина Подготовка текста и примечания Н. В. Алексеевой OCR Бычков М. Н. СОДЕРЖАНИЕ 1. Бойцы 2. Нужда песенки поет 3. Идиллия (Из чиновничьего быта) 4. Зимний вечер (Из чиновничьего быта) 5. Задача (Из чиновничьего быта) 6. Парамон юродивый (Из детских лет одного "пропащего") 1. БОЙЦЫ I Нестерпимо скучно становилось сидеть на подворье: на дворе стояла самая страшная послеполуденная жара, солнце било прямо в окно, из коридора тянуло в незатворявшуюся дверь самоварным дымом. Ко всему этому необходимо прибавить целые тучи мух, от которых, в буквальном смысле, не было "отбою", и непомерную тишину, повсюдное царство сна. Изредка на дворе погромыхивали бубенчики, кусались и взвизгивали лошади, и потом снова слышалось только жужжанье мух, опрометью проносящихся мимо уха. День вообще выдался отъявленный относительно скуки. Город не имеет ни окрестностей сколько-нибудь живописных, ни воды, ни лесу; камни-голыши да опаленные солнцем холмы. В довершение всех несчастий моих в этот день я не мог раздобыть ни одной книжонки, так как книжная лавка была заперта с утра, и когда отопрется -- известно, было только богу. В такое-то скучное время вспомнил я одного мастерового, с которым познакомился, толкаясь в народе; он очень нравился мне своею понятливостию и знанием всей подноготной городка N. "Я, -говорил он мне, -- понимаю все дела в существе, то есть вижу их настоящую тонкость", и действительно: надо отдать ему справедливость, иногда он видел довольно обстоятельно многие провинциальные неуклюжести. Семинаристы, с которыми он водил постоянные знакомства, снабжали его разного рода сочинениями и старинными журналами, вследствие чего талантливый приятель мой возымел желание заниматься сочинительством и не раз нашивал ко мне читать разные собственные произведения; в них изображались разные неправды, достойные обличения, сатиры на квартальных, обличение подлости цирюльника Ивана и проч. Впрочем, кроме произведений обличительных, было у него одно творение -исключительно художественное, носившее такое заглавие: "Злополучная Лиза, или что значит пойти против своей матери, и какие бывают подлецы. Сущая правда". Все эти произведения были нацарапаны на лоскутках бумаги, случайно попадавшихся ему под руку. -- Ничего не разберу! -- читая собственные каракули, бормотал, краснея, Зайкин, -- вчерась, и то насилу ночью урвался "пописаться..." От одной матери что крику было, -- кажется, сохрани господи лихого татарина от этого оранья... Страсть!.. Кой-как царапал, да теперь вон и не разберу ничего... Это что такое? Пообе... Пообедав... ши. Э... э... э... Пообе... Что за дьявол!.. Тьфу! Ну ее! Так иногда нам и не приходилось разобрать произведения. К этому-то другу и приятелю моему и отправился я. Жара до того была смертоносна, что пот
Стр.1