Национальный цифровой ресурс Руконт - межотраслевая электронная библиотека (ЭБС) на базе технологии Контекстум (всего произведений: 471109)
Консорциум Контекстум Информационная технология сбора цифрового контента

Пушкин

0   0
Первый авторТынянов Юрий Николаевич
Страниц269
ID11945
Кому рекомендованоБиографическая проза
Тынянов, Ю.Н. Пушкин : Роман / Ю.Н. Тынянов .— 1936 .— 269 с. — Проза

Предпросмотр (выдержки из произведения)

На деле он должен был выйти в отставку, так же как и брат его Василий Львович, потому что для гвардейской жизни не хватало средств, а кригс-комиссариат давал жалованье. <...> В душе своей Сергей Львович навсегда сохранил с этого времени опасливость по отношению к родне, а единородного брата изгладил из памяти. <...> В вотчине Сергей Львович никогда не бывал и болезненно морщился, когда матушка намекала - не без яду, - что не мешало бы, дескать, заглянуть. <...> Между тем, как гвардеец и человек молодой и чувствительный, притом, как говорили о нем барышни, {бельэспри}(1), Сергей Львович имел постоянный успех. <...> Сергей Львович отдыхал среди них и никогда не пропускал случая посетить Николая Михайловича Карамзина, пророка всего изящного. <...> Братья Пушкины, случалось, гащивали у генерал-цейхмейстера, а брат Василий Львович, занимавшийся стихотворством, даже воспел Суйду и ее хозяина. <...> Да и отец их, арап, тоже не был камердинером, а скорее всего другом императора Петра, а если и был, то все же имел чин генерал-аншефа. <...> Из Петербурга приехала гостить матушка Марья Алексеевна. <...> 3 Марья Алексеевна с утра была в хлопотах. <...> Будучи нагло покинутой с малолеткой дочерью на руках, без всякого пропитания, поехала она в деревню к родителям; но родитель был уже стар, арап, вторгшийся в семью, омрачил его жизнь, и он от паралича скончался. <...> После смерти отца Марья Алексеевна жила со своей матерью и маленькой дочерью в лютой бедности. <...> И Марья Алексеевна, которой пришлось потом, ни вдовой, ни мужней женой, жить с дочкой и в деревне Суйде под Петербургом, на хлебах у свекра-арапа, и в Петербурге, и теперь в Москве, считала все эти места непостоянными и неосновательными, не обживала их. <...> Прибыли сестрица Лизанька с мужем да сестрица Аннет. <...> В последнее время Анна Львовна как будто дождалась: недавно Сергей Львович сообщил, что Иван Иванович Дмитриев, человек на виду, петербургский поэт и действительный статский советник, сватался к Анне Львовне. <...> Василий Львович <...>
Пушкин.pdf
Стр.1
Пушкин.pdf
Юрий Тынянов. Пушкин --------------------------------------------------------------Ю.Н.Тынянов. Пушкин. М., Художественная литература, 1987. OCR: Проект TextShare.da.ru В фигурных скобках {} текст, выделенный курсивом. --------------------------------------------------------------* ЧАСТЬ ПЕРВАЯ. ДЕТСТВО * ГЛАВА ПЕРВАЯ 1 Майор был скуп. Вздохнув, он заперся у себя в комнате и тайком пересчитал деньги. Вспомнив, что еще в гвардии остался ему должен товарищ сто двадцать рублей, он огорчился. Шикнув на запевшую не вовремя канарейку, переоделся, покрасовался перед зеркалом, обдернулся, взял трость и, выбежав в сени, сухо сказал казачку: - Собирайся. Да надень что-нибудь почище. Потом, засеменив к боковой двери, приоткрыл ее и сказал нежно: - Я пойду, душа моя. Ответа не было. На цыпочках пройдя к выходу, майор тихонько открыл дверь, стараясь, чтоб не скрипела. Казачок шел за ним с баулом. Дом стоял во дворе, за домом был сад с цветником, липой и песчаными дорожками. Казачку было ведено гнать оттуда соседских кур. Дворовый пес, заслышав шаги, пророптал во сне. Майор юркнул в калитку. Шел он довольно свободно, но было видно, что опасается, как бы не окликнули. Он пошел по улице. Немецкая улица, где он жил, была скучна: длинный, серебристый от многолетних дождей забор, слепой образок на воротах и - грязь. Дождя давно не было, а грязь все лежала - комьями, обломками, колеями. Шли какие-то немцы-мастеровые, баба несла гуся. Он не взглянул на них. Переулками он вышел к Разгуляю - местности, получившей свое название от славного кабака. Здесь он стал нанимать дрожки, торгуясь с извозчиком, причем лицо его сделалось необыкновенно черствым; извозчика нанял до Покровских ворот. Кляча потрухивала, а сзади бежал казачок с баулом. У Покровских ворот майор слез и вышел на бульвар. Выйдя на бульвар, он преобразился. В голубом галстуке, под цвет глаз, опираясь на легкую трость, он косил по сторонам и шел медленно, обмахиваясь шелковым платком, как бы ловя полуоткрытым ртом прохладу бульвара. Вскоре он купил у девочки сельский букет. Был июль месяц, и солнце пекло. Казачок шел за ним на большом расстоянии. Так он прошел до Мясницких ворот и добрался до Охотного ряда. Шел он беззаботно, слегка подпрыгивая и беспрестанно озираясь на проходящих женщин. Казачок, отирая пот рукавом, брел за ним. Он спустился в винный погреб. Несмотря на ранний час, здесь уже были два знатока, спорившие о достоинствах бургонского и лафита. Он долго выбирал вино, стараясь выбрать лучше и дешевле. Выбрав три бутылки, одну Сен-Пере и две лафита, он небрежно уплатил и, указав на вино казачку, сказал нежно и так, чтоб слышали окружающие: - Да ты адрес, дурачок, помнишь? Ну конечно, не помнишь. Повтори же: рядом с домом графини Головкиной, дом гвардии майора Пуш-ки-на. Там тебе всякий скажет. Нет, ты, дурак, не запомнишь. Я уж запишу, ты у бутошника спроси. И с легким смехом записал. Казачок бесчувственно смотрел на него и сунул записку в дырявый карман.
Стр.1