Национальный цифровой ресурс Руконт - межотраслевая электронная библиотека (ЭБС) на базе технологии Контекстум (всего произведений: 491375)
Консорциум Контекстум Информационная технология сбора цифрового контента

Путь

0   0
Первый авторСулержицкий Леопольд Антонович
Страниц19
ID11247
Аннотация"Впервые опубликована в сборнике ""Знание"" за 1906 г."
Кому рекомендованоСочинения
Сулержицкий, Л.А. Путь : Повесть / Л.А. Сулержицкий .— 1906 .— 19 с. — Проза

Предпросмотр (выдержки из произведения)

Леопольд Антонович Сулержицкий Путь Date: 22 января 2009 Изд: Сулержицкий Л. А. <...> Мы встречаем уже четвертый поезд с ранеными. <...> Как весело, должно быть, слушать его людям с оторванными ногами! <...> Наш поезд трогается, и мы двигаемся, провожаемые долгими, пристальными взглядами больных. <...> Но поезд уже грохочет, мчится, гремит на стрелках, и лица раненых сливаются в одну серую, дрожащую полосу. <...> Толстый военный врач, вот уже третьи сутки высчитывающий, сколько ему придется получить всяких поверстных, прогонных, подъемных и т. д., стоит теперь перед чахоточным интендантом и, дергая его за пуговицу и боязливо оглядываясь, патетически, с преувеличенным ехидством шепчет, тараща свои бычьи глаза: -- Верста обошлась в двести сорок тысяч рубликов чистоганом, а на каждом шагу крушение, а? <...> .. -- Что же это вы делаете с нами? -- цепляется он с налету за пуговицу проходящего мимо начальника станции. <...> Начальник станции, весь закопченный дымом паровозов, повел большими утомленными глазами. <...> Начальник станции с отчаянием махнул рукой и бросился куда-то между вагонов. <...> Мобилизованный прапорщик, бывший адвокат из Полтавы, маленький смешливый человек, опустив руки в карманы шинели и расставив ноги, с тоненькой сабелькой, беспомощно висящей по самой середине живота, стоял перед фонарным столбом с оторопелым, изумленным лицом. <...> -- Чего он кричит? -- лениво повернулся прапорщик ко мне, точно разбуженный докторским криком. <...> -- Все торопятся, все чего-сь-то спешат, -- озадаченно продолжал он, -- шоб скорее им поезд был, а зачем скорее? <...> Ото! -- остановился прапорщик, -- еге-е! -- протянул он с удовольствием, разглядывая сидящую на чемодане молодую девушку. <...> В небрежно расстегнутом пальто, красивыми линиями обрисовывающем ее стройную, худенькую фигуру, в манере носить шляпу, в том, как она заложила ногу на ногу, -- чувствовалась художественная свобода, богема. <...> Рядом с ней стояли два маленьких, очень похожих друг <...>
Путь.pdf
Стр.1
Путь.pdf
Леопольд Антонович Сулержицкий Путь Date: 22 января 2009 Изд: Сулержицкий Л. А. Повести и рассказы. Статьи и заметки о театре. Переписка. Воспоминания о Сулержицком.М., "Искусство", 1970. OCR: Адаменко Виталий (adamenko77@gmail.com) ПУТЬ 20 мая 1905 г. Ряжск Дебаркадер с провожающими друзьями почти скрылся, а я все еще размахиваю шляпой и, хотя уже никто из них меня не видит, по инерции стараюсь непринужденно улыбаться. -- Прощайте, милые, дорогие, хорошие мои, -- шепчу я, глядя на быстро тающее пятно, над которым мелькает белый платок. Внезапно на конце платформы появляется рослый, растрепанный рабочий. Грязным кулаком он грозит в мою сторону и, пошатываясь на длинных ногах, кричит: -- Не махай, не махай!.. Все одно всех побьют... И тебя убьют, всех убьют, будь вы прокляты! Что-то скребнуло по душе, и я по возможности весело крикнул ему: -- Оттого и махаю, что убьют... Однако после этого мне уже не хочется больше выглядывать в окно, ненужная улыбка сходит с лица, и сразу стало тяжело. Почувствовалось настоящее положение вещей и то одиночество, в котором всегда оказывается человек, попадающий в серьезное положение, -- одиночество, в котором уже никакие друзья помочь не могут. Передо мною почти месяц дороги, а там что-то непонятное, жуткое, что-то огромное, внушающее, несмотря на свою явную нелепость, одновременно и невольный страх и уважение. Уважение, сходное с тем, которое мы испытываем перед пожаром, грозой или наводнением. Война! -- Ведь это такая же разрушительная, слепая в своей жестокости стихия, как и пожар или наводнение, внезапно врывающиеся в жизнь людей и уносящие сразу, одним дуновением, все то, что создавалось сотни лет кропотливым трудом человека. Война! -- И под колесами пушек, смятые грубым солдатским сапогом, гибнут те нежные, хрупкие ростки уважения к человеку, которое с таким трудом, ценой собственной жизни, воспитывали в человечестве его лучшие люди. Человек теперь мясо для пушек. Мясо -- и больше ничего. Тысячи людей один за другим бросают свое дело и бегут, бегут, чтобы убивать и быть убитыми. Бегут и старые и молодые, забыв свое человеческое достоинство, свой разум, не спрашивая -- зачем и для кого они это делают. --------------Из окон смотрят больные, измученные глаза... Мы встречаем уже четвертый поезд с ранеными. На белых и зеленых вагонах нарисованы красные кресты и написано: "Для тяжело больных и раненых", "Для легко больных и раненых". Через окна видны лежащие в одном белье люди. Загорелые, обросшие бородами лица смотрят угрюмо и серьезно. Молодой парень с забинтованной головой, шеей и щекой, с распухшим, перекошенным лицом, уныло смотрит на нас. Дальше -- руки, на перевязях, черные, блестящие костыли, забинтованные ноги... В дверях устало сидит сестра милосердия с засученными рукавами и внимательно приглядывается к нашему поезду, -- не попадется ли знакомое лицо? Офицеры, едущие с нашим поездом на Восток, стоя на ступеньках вагонов, сосредоточенно рассматривают раненых. Оба поезда как-то подавленно молчат. В тишине слышно только раздражающее шипение
Стр.1