Национальный цифровой ресурс Руконт - межотраслевая электронная библиотека (ЭБС) на базе технологии Контекстум (всего произведений: 476048)
Консорциум Контекстум Информационная технология сбора цифрового контента

Н. В. Станкевич и его духовное наследие

0   0
Первый авторЕлизаветина
Страниц10
ID11124
АннотацияОб авторе (Станкевич Николай Владимирович).
Кому рекомендованоОб авторе
Елизаветина, Г.Г. Н. В. Станкевич и его духовное наследие : Статья / Г.Г. Елизаветина .— 1982 .— 10 с. — Критика

Предпросмотр (выдержки из произведения)

Н. В. Станкевич и его духовное наследие Станкевич Н. В. <...> В 1842 году один из друзей уже умершего тогда Н. В. Станкевича задумал написать историю его жизни. <...> Людей яркой индивидуальности, разных по общественным устремлениям, политическим и художественным установкам, но сходящихся в одном: в высочайшей оценке личности Станкевича, в признании за ним выдающейся роли в их жизни. <...> И. С. Тургенев, М. А. Бакунин, Т. Н. Грановский в разное время, независимо друг от друга, в течение жизни Станкевича, сразу после его смерти или через много лет после нее писали, в сущности, одно, то, что признал с благодарностью и печалью об утрате Белинский в письме к В. П. Боткину от 5 сентября 1840 года: "... <...> Станкевич человек гениальный...", "Я никого не знаю выше Станкевича... <...> }. Любой из тех, кто к Станкевичу был близок, не только не преуменьшал его значения, но, казалось, хотел всячески подчеркнуть, что именно в его жизни встреча с ним была особенно благотворной. <...> Он был нашим благодетелем, нашим учителем, братом нам всем, каждый ему чем-нибудь обязан, -- писал Грановский.-- Я больше других" {Т. Н. Грановский и его переписка, т. <...> Но вот в 1857 году П. В. Анненков издает переписку Станкевича. <...> Белинский даже сомневался, можно ли вообще рассказать о Станкевиче, передать словами тем, кто его не знал, в чем была причина его значения и силы. <...> Интересно,-- замечал он в одном из писем,-- как напишет Фр[олов] биографию Ст[анкевича], которой, по моему мнению, невозможно написать" {Белинский В. Г. Полн. собр. соч., т. <...> В статье "О жизни и сочинениях Кольцова" тот же Белинский, который не верил в возможность написания биографии Станкевича, говорит о нем как об "одном из тех замечательных людей, которые не всегда бывают известны обществу, но благоговейные и таинственные слухи о которых переходят иногда и в общество из тесного круга близких к ним людей" {Там же, т. <...> Николай Владимирович Станкевич родился в ночь с 27 на 28 сентября (с 9 на 10 октября н. ст <...>
Н._В._Станкевич_и_его_духовное_наследие.pdf
Н. В. Станкевич и его духовное наследие Станкевич Н. В. Избранное. Сост., вступ. статья и примеч. Г. Г. Елизаветиной. М.: Сов. Россия, 1982. OCR Ловецкая Т.Ю. В 1842 году один из друзей уже умершего тогда Н. В. Станкевича задумал написать историю его жизни. Замысел вполне оправданный, если речь идёт о человеке выдающемся, чей вклад в творческой или в какой-либо иной сфере человеческой деятельности велик и бесспорен. Однако так ли это в случае со Станкевичем? Около полусотни стихотворений, неплохих, но и не выдающихся по своим художественным достоинствам, трагедия, благородная по мысли, но не ставшая заметным явлением в русской драматургии, несколько небольших прозаических произведений, философские статьи -- вот все, что создано Станкевичем. И в ответ уважение, доходящее до благоговения {Признание И. С. Тургенева в его ["Воспоминаниях о Н. В. Станкевиче"]. -- Полн. собр. соч. и писем, т. VI. М.--Л., Изд-во АН СССР, 1963, С. 393.}, со стороны людей, чей творческий потенциал оказался неизмеримо выше, чем его. Людей яркой индивидуальности, разных по общественным устремлениям, политическим и художественным установкам, но сходящихся в одном: в высочайшей оценке личности Станкевича, в признании за ним выдающейся роли в их жизни. И. С. Тургенев, М. А. Бакунин, Т. Н. Грановский в разное время, независимо друг от друга, в течение жизни Станкевича, сразу после его смерти или через много лет после нее писали, в сущности, одно, то, что признал с благодарностью и печалью об утрате Белинский в письме к В. П. Боткину от 5 сентября 1840 года: "...Что был каждый из нас до встречи с Станкевичем?.. Нам посчастливилось -- вот и все..." {Белинский В. Г. Полн. собр. соч., т. XI. М., Изд-во АН СССР, 1956, С. 554.}. А за три и за два года до этот письма -- о еще живом: "...Станкевич человек гениальный...", "Я никого не знаю выше Станкевича..." {Там же, с. 193, 247.}. Любой из тех, кто к Станкевичу был близок, не только не преуменьшал его значения, но, казалось, хотел всячески подчеркнуть, что именно в его жизни встреча с ним была особенно благотворной. "Он был нашим благодетелем, нашим учителем, братом нам всем, каждый ему чем-нибудь обязан, -- писал Грановский.-- Я больше других" {Т. Н. Грановский и его переписка, т. II, М., 1897, с. 101.}. Так пишут друзья. Но вот в 1857 году П. В. Анненков издает переписку Станкевича. Прочитав ее, не знавший Станкевича лично Л. Толстой признается, что был взволнован до слез: "Никогда никого я так не любил, как этого человека, которого никогда не видел" {Толстой Л. Н. Полн. собр. соч., т. 60. М., Гослитиздат, 1949, С. 274.}. Герцен считает необходимым сказать о нем на страницах "Былого и дум", и именно там, где речь идет о самых замечательных людях России 30-х годов XIX века. И все, кто о Станкевиче писал и говорил, отдавали себе отчет в необычайности самой природы его влияния, казалось бы, мало чем подкрепленного реально. Белинский даже сомневался, можно ли вообще рассказать о Станкевиче, передать словами тем, кто его не знал, в чем была причина его значения и силы. "Интересно,-- замечал он в одном из писем,-- как напишет Фр[олов] биографию Ст[анкевича], которой, по моему мнению, невозможно написать" {Белинский В. Г. Полн. собр. соч., т. XII, с. 107.}. Намек на необъясненность, тайну включало в себя и первое в русской печати прямое указание на роль Станкевича в литературной и общественной жизни России. В статье "О жизни и сочинениях Кольцова" тот же Белинский, который не верил в возможность написания биографии Станкевича, говорит о нем как об "одном из тех замечательных людей, которые не всегда бывают известны обществу, но благоговейные и таинственные слухи о которых переходят иногда и в общество из тесного круга близких к ним людей" {Там же, т. IX, с. 508.}. С тех пор почти все, что о Станкевиче писалось, будь то мемуары или литературоведческие исследования, почти неизбежно становится попыткой объяснить, разгадать тайну влияния и неотразимого обаяния этой личности, раскрыть причину того, почему сумел занять такое заметное место в истории русской культуры человек, ушедший из жизни двадцати семи лет, мало опубликовавший, мало стремившийся к тому, чтобы вообще какое-то место "занять", и не подозревавший, что даже его письма к друзьям и родным станут документом большой литературной, идеологической, жизненной значимости. Николай Владимирович Станкевич родился в ночь с 27 на 28 сентября (с 9 на 10 октября н. ст.) 1813 года в деревне Удеревка Острогожского уезда Воронежской губернии. Его отец, Владимир Иванович, поручик в отставке, с 1811 года служил острогожским уездным исправником и был человеком
Стр.1