Национальный цифровой ресурс Руконт - межотраслевая электронная библиотека (ЭБС) на базе технологии Контекстум (всего произведений: 491021)
Консорциум Контекстум Информационная технология сбора цифрового контента

Господин с "Настроением"

0   0
Первый авторСтанюкович Константин Михайлович
Страниц4
ID11071
Кому рекомендованоПроза
Станюкович, К. М. Господин с "Настроением" : Рассказ / К. М. Станюкович .— 1902 .— 4 с. — Проза

Предпросмотр (выдержки из произведения)

OCR & SpellCheck: Zmiy (zmiy@inbox.ru), 7 апреля 2003 года ---------------------------------------------------------------------------------------- I Пожилая эстонка Христина, перевирающая фамилии с таким же апломбом "горничной за лакея", с каким истинно бесшабашный журналист наших дней перевирает географию, историю и даже арифметику, однажды утром вошла в мою комнату, сделала книксен и торжественно доложила: -- Господин Шивости! -- и подала карточку, на которой значилось: "Иван Иванович Шилохвостов". <...> Он такой хороший господин и так благородно одеты! <...> .. И, вероятно, от удовольствия принять такого хорошего господина и получить двугривенный лицо Христины вспыхнуло, и она не без таинственности прибавила: -- Он сказал: "Одна минута по важному делу! <...> Через минуту я увидал безбородое красивое лицо плотного брюнета лет за тридцать в безукоризненном рединготе. <...> Слегка выкаченные темные глаза не лишены были кокетливой наглости татарина-проводника в Ялте. <...> Пушистая щетка усов, поднятых кверху, придавала физиономии решительный вид. <...> -- Великодушно простите, что отнимаю драгоценное время у писателя, который творит... <...> Я знал эти "пять минут" незнакомых посетителей и особенно посетительниц, когда они, при малейшей оплошности, начинают знакомить с избранными местами своих рукописей. <...> Но, по-видимому, гость не походил на начинающего писателя, -- карман сюртука не оттопыривался от рукописи. <...> Он мог быть и железнодорожным деятелем, и благотворителем, и профессиональным шулером, и директором увеселительного заведения. <...> И я хотел было "позволить" и просить садиться, как господин Шилохвостов уже протянул большую руку с крупным брильянтом на мизинце, крепко пожал мою, плотно уселся в кресле около стола, поставил на него новый цилиндр, и мягкий баритон гостя звучал еще нежнее, когда он, слегка наклоняя коротко остриженную черноволосую голову, проговорил: -- Приехал бить челом, глубокочтимый... <...> С какою просьбой мог обратиться к старому писателю загадочный господин? <...> А он после паузы, во время <...>
Господин_с_Настроением.pdf
Константин Михайлович Станюкович Господин с "настроением" ----------------------------------------------------------------------------------------Станюкович К.М. Собр.соч. в 10 томах. Том 10. --М.: Правда, 1977. OCR & SpellCheck: Zmiy (zmiy@inbox.ru), 7 апреля 2003 года ----------------------------------------------------------------------------------------I Пожилая эстонка Христина, перевирающая фамилии с таким же апломбом "горничной за лакея", с каким истинно бесшабашный журналист наших дней перевирает географию, историю и даже арифметику, однажды утром вошла в мою комнату, сделала книксен и торжественно доложила: -- Господин Шивости! -- и подала карточку, на которой значилось: "Иван Иванович Шилохвостов". Фамилия ничего не говорила ни уму ни сердцу. -- Очень желает видеть вас... -- Ведь я просил не принимать по утрам. Меня нет дома! -- О, извините! Я сказала, что вы дома. Он такой хороший господин и так благородно одеты!.. И, вероятно, от удовольствия принять такого хорошего господина и получить двугривенный лицо Христины вспыхнуло, и она не без таинственности прибавила: -- Он сказал: "Одна минута по важному делу!" -- Ну, просите! Через минуту я увидал безбородое красивое лицо плотного брюнета лет за тридцать в безукоризненном рединготе. Слегка выкаченные темные глаза не лишены были кокетливой наглости татарина-проводника в Ялте. Пушистая щетка усов, поднятых кверху, придавала физиономии решительный вид. Из-под толстых сочных губ сверкали ослепительно-белые зубы. -- Великодушно простите, что отнимаю драгоценное время у писателя, который творит... Я прошу пять минут... Только пять... Надеюсь, позволите? Я знал эти "пять минут" незнакомых посетителей и особенно посетительниц, когда они, при малейшей оплошности, начинают знакомить с избранными местами своих рукописей. Но, по-видимому, гость не походил на начинающего писателя, -- карман сюртука не оттопыривался от рукописи. И был загадочен. Сразу отгадать его профессию было трудно. Он мог быть и железнодорожным деятелем, и благотворителем, и профессиональным шулером, и директором увеселительного заведения. И я хотел было "позволить" и просить садиться, как господин Шилохвостов уже протянул большую руку с крупным брильянтом на мизинце, крепко пожал мою, плотно уселся в кресле около стола, поставил на него новый цилиндр, и мягкий баритон гостя звучал еще нежнее, когда он, слегка наклоняя коротко остриженную черноволосую голову, проговорил: -- Приехал бить челом, глубокочтимый... С большою просьбой. Признаюсь, я недоумевал. С какою просьбой мог обратиться к старому писателю загадочный господин? А он после паузы, во время которой бросил мечтательный взгляд на скромную обстановку кабинета, не без убедительности в тоне прибавил: -- Ведь вы, господа писатели, сила и большая сила. Вы только не понимаете своей силы... Я пристально взглянул в глаза гостя, и в голове моей мелькнула мысль: "Не сбежал ли он из больницы для сумасшедших?" Но, казалось, он был в здравом уме и в твердой памяти. В его глазах стояла снисходительно-любезная улыбка умного человека, встретившего не совсем понятливого слушателя. И Шилохвостов сказал:
Стр.1