Национальный цифровой ресурс Руконт - межотраслевая электронная библиотека (ЭБС) на базе технологии Контекстум (всего произведений: 491303)
Консорциум Контекстум Информационная технология сбора цифрового контента

Сказка о Никите Вдовиниче

0   0
Первый авторСомов Орест Михайлович
Страниц6
ID10971
Кому рекомендованоСказки
Сомов, О.М. Сказка о Никите Вдовиниче : Рассказ / О.М. Сомов .— 1831 .— 6 с. — Проза

Предпросмотр (выдержки из произведения)

Орест Михайлович Сомов. <...> Во славном городе во Чухломе жила-была старушка горемычная, вдова человека посадского, а имя ей Улита Минеевна. <...> Муж ее Авдей Федулов, не тем покойник-свет будь помянут! большой был гуляка: торг повести да на счетах раскинуть не его было дело; а пиры пировать, да именины справлять - его подавай. <...> Не на радость остался и сынок бедной вдове горемычной, единое ее детище, Никита: и тот по отцу пошел. <...> Сказано и сделано: как наступила ночь, Никита Вдовинич собрал все свои бабки, склал их в запол и снес на кладбище. <...> Видно, Никита, хоть и слыл дурачком и служил посмешищем всему соседнему миру, а был-таки себе на уме: небось не стал же рыться в чужой могиле! <...> Вот, пришедши домой, молвил он своей матери, Улите Минеевне: "Благослови, государыня матушка, на доброе дело: меня зовут лавочники по три ночи стеречь лавок, а сулят за то гривну медью, да хлеба вволю, да новые рукавицы". <...> Улита Минеевна была рада-радешенька, что бог надоумил ее детище жить на белом свете трудовою копейкою; она чуть не прослезилась от доброй вести. <...> Матери за благословеньем не в ларец ходить: не раздумывая, не разгадывая, благословила Улита Минеевна своего Никиту и отпустила его с крестом и молитвой. <...> Никита Вдовинич все лежал по-прежнему и смотрел на такие предивные диковинки; вдруг его невесть что-то отбросило: он скатился с могилы вместе с ворохом земли, и перед ним как лист перед травой очутился его батюшка Авдей Федулович. <...> Помни же, сын мой любезный, дитя мое милое: что ни есть на кону - все сбивай, ничего не оставляй; особливо в третью ночь почтись и весь последний кон сорви, - не то с тебя сорвут твою буйную головушку. <...> Вот один и подкатился и молвил отцу Никитину: "А ты, дядя Авдей, что ж не играешь в бабки? поставил бы своего мальца на кон, авось <...>
Сказка_о_Никите_Вдовиниче.pdf
Орест Михайлович Сомов. Сказка о Никите Вдовиниче ---------------------------------------------------------------------------Изд.: Советская Россия, 1984 OCR: Андрей Колчин ---------------------------------------------------------------------------Начинается сказка по летним дням да от сивки, от бурки, от вещей каурки; рассказывается не сзади, а спереди, не как дядя Селиван тулуп надевал. А эта сказка мною не выдумана, из осенним ночам рассказывал железный нос. Савка-Журавка по двору переступает, долгую шею через недруга "кур-лы-курлы!" - так у старых лык не выплетена и заново шелком не выстрочена: мне ее по ходит, черным глазом поводит, с ноги на ногу плетень перегибает, острым носом допекает. А как крыльями встрепенется да звонким голосом озовется: всякого и ушки на макушке, и жила-была старушка слюнка друга и изо рта потечет... Савка-Журавка голосную песню затягивает, умную речь заговаривает и такую сказку рассказывает... курлы-курлы! Во славном городе во Чухломе на счетах не подавай. Так и все свои животы прогулял да пропил, а не в добрый час свое вдовье платье называется, чем собаки из двора на детище, Никита: и тот по отцу пошел. Пить не пришла еще ему пора, потому что после отца как, по радость остался он бывало, не присадишь. Мать бедная перебивалась кое-как того кормила дело боялись и слушались. Не выискивалось еще Вдовинича: такое в насмешку дали ему дочиста играл в бабки с чужими ребятами. Этого дела, нечего сказать, был он мастер; а его и одевала; а он только с утра до ночи рыскал по улицам да пословице, всякое б обыграл на улице прозвание вместо Никиты Авдеича. Никитино уменье не полюбилось соседним ребятам, которых он день при дне обыгрывал, так что они не могли у себя напастись бабок. Не раз они щипали Вдовинича за его удачу и однажды стакнулись ворваться всей гурьбой к нему в дом и отъемом отнять у него все бабки. Шепнул ли кто Никите, сам ли он догадался, - только он как-то об этом спроведал. "Постой же! - молвил сам он про себя.- Я упрячу мои бабки в такое место, куда из этих сорванцов ни один не посмеет просунуть нос". Сказано и сделано: как спрятать любимую свою потеху до поры до времени. Видно, Никита, хоть и слыл дурачком и служил посмешищем всему соседнему миру, а был-таки себе ней яму, чтобы на тут?" Никита Никита Вдовинич собрал все свои бабки, склал их в запол и снес на кладбище. Там отыскал он могилу своего отца и принялся рыть в наступила ночь, туда уме: небось не стал же рыться в чужой могиле! Он смекнул, что и после смерти свой своему поневоле друг. Вот как он раскапывал землю, вдруг послышался ему голос из могилы: "Кто не оробел и смело ответил: "Я, батюшка!" - "Сын мой любезный, дитя мое милое! тяжко мне под сырой землей! - простонал ему тот же голос.- А еще недостатках. Слушай же: я знаю, что тебя вовсе не тянет к работе; ты весь в меня, и личиком разумом и умом. Я тебе помогу, детище мое старайся могилу, в глухую полночь, за час - за два до первых петухов. Что бы здесь ни деялось, не робей; станут играть в бабки - играй, только на весь кон сбивать и все бабки к себе забирать. Теперь же покамест ступай себе с богом! прощай!" Никита смекнул делом, в какую честную компанию звал его родной батюшка с какими игроками должно ему было тянуться; однако ж как малой не трус он вздумал пойти наудалую и отведать своего и счастья. Вот, пришедши вволю, да новые рада-радешенька, что бог надоумил ее детище жить белом свете молвил он своей матери, Улите Минеевне: "Благослови, государыня матушка, на доброе дело: меня зовут лавочники по три ночи стеречь лавок, а сулят гривну медью, да хлеба то рукавицы". Улита Минеевна была на трудовою домой, за мне тяжеле оттого, что тебя с матерью, по грехам моим, покинул при и станком, и желанное, и вызволю тебя из бедности; только приходи по три ночи сюда, ко мне мастера боится, то и бабки словно его молодца, кто Никиту и сиротские недоимки. Не выманить; а которых и сынок было крох не человека посадского, а имя ей Улита Минеевна. Муж ее Авдей Федулов, не тем покойник-свет будь помянут! большой был гуляка: торг повести раскинуть горемычная, вдова да его было дело; а пиры пировать, да именины справлять - его и его самого подняли мертвого в царевом кружале под лавкою. Бедная вдова после его смерти обливала горючими слезами не столько могилу своего друга сердечного, сколько у нее, что растерял покойный ее сожитель, и те пошли по его же душе, на похороны да на поминки. Худо быть человеку семейному горьким пьяницей: и перед богом грешит, и людей смешит, и чужой век заедает. Не бедной вдове горемычной, единое ее остался мо-лоденек, годов о двенадцати; зато к работе его, своими трудами, из Савка-Журавка долгоног,
Стр.1