Национальный цифровой ресурс Руконт - межотраслевая электронная библиотека (ЭБС) на базе технологии Контекстум (всего произведений: 491021)
Консорциум Контекстум Информационная технология сбора цифрового контента

Поэзия Ф. И. Тютчева

0   0
Первый авторСоловьев Владимир Сергеевич
Страниц10
ID10925
Кому рекомендованоКритика и публицистика
Соловьев, В.С. Поэзия Ф. И. Тютчева : Статья / В.С. Соловьев .— 1895 .— 10 с. — Критика

Предпросмотр (выдержки из произведения)

Самым драгоценным из этих кладов я считаю лирическую поэзию Тютчева. <...> Григорьев упоминает о нем, говоря о наших поэтах, особенно отзывчивых на жизнь природы; -- но специального разбора или объяснения его поэзии до сих пор не существует в нашей литературе, хотя прошло уже более двадцати лет с его смерти. <...> В настоящем очерке я беру поэзию Тютчева по существу, чтобы показать ее внутренний смысл и значение. <...> {* Фет выразил свой восторг в послании к "обожаемому поэту" ("Вечерние огни". <...> I) и в надписи -- "На книжке стихотворений Тютчева" ("Вечерние огни". <...> II): Вот наш патент на благородство, Его вручает нам поэт: Здесь духа мощного господство, Здесь утонченной жизни цвет. <...> В сыртах не встретишь Геликона, На льдинах лавр не расцветет, У чукчей нет Анакреона, К зырянам Тютчев не придет. <...> } I Прежде всего бросается в глаза при знакомстве с нашим поэтом созвучие его вдохновения с жизнью природы, -- совершенное воспроизведение им физических явлений как состояний и действий живой души. <...> Конечно, все действительные поэты и художники чувствуют жизнь природы и представляют ее в одушевленных образах; но преимущество Тютчева перед многими из них состоит в том, что он вполне и сознательно верил в то, что чувствовал, -- ощущаемую им живую красоту принимал и понимал не как свою фантазию, а как истину. <...> Смерть эллинской мифологии была для Шиллера смертью самой природы; вместе с прекрасными богами Греции исчезла и душа мира, оставив только свою тень в художественных памятниках классической древности: Светлый мир, о, где ты? <...> Без сознанья радость расточая, Не провидя блеска своего, Над собой вождя не сознавая, Не деля восторга моего, Без любви к виновнику творенья, Как часы -- не оживлен и сир, Рабски лишь закону тяготенья Обезбожен служит мир... <...> } Тютчев не верил в эту смерть природы, и ее красота не была для него пустым звуком. <...> Ему не приходилось искать душу мира и безответно приветствовать отсутствующую: она сама сходилась с ним и в блеске молодой <...>
Поэзия_Ф._И._Тютчева.pdf
В. С. Соловьев Поэзия Ф. И. Тютчева Говорят, что в недрах русской земли скрывается много естественных богатств, которые остаются без употребления и даже без описания. Это может, конечно, объясняться огромным объемом страны. Более удивительно, что в небольшой области русской литературы тоже существуют такие сокровища, которыми мы не пользуемся и которых почти не знаем. Самым драгоценным из этих кладов я считаю лирическую поэзию Тютчева. Этого несравненного поэта, которым гордилась бы любая литература, хорошо знают у нас только немногочисленные любители поэзии, огромному же большинству даже "образованного" общества он известен только по имени да по двум-трем (далеко не самым лучшим) стихотворениям, помещаемым в хрестоматиях или положенным на музыку. Я часто слыхал восторженные отзывы о стихотворениях Тютчева от Льва Толстого и от Фета*; Тургенев в своей краткой рецензии называет Тютчева "великим поэтом"; Aп. Григорьев упоминает о нем, говоря о наших поэтах, особенно отзывчивых на жизнь природы; -- но специального разбора или объяснения его поэзии до сих пор не существует в нашей литературе, хотя прошло уже более двадцати лет с его смерти. Превосходное сочинение И. С. Аксакова есть главным образом биография и характеристика личности и славянофильских взглядов поэта. В настоящем очерке я беру поэзию Тютчева по существу, чтобы показать ее внутренний смысл и значение. {* Фет выразил свой восторг в послании к "обожаемому поэту" ("Вечерние огни". Вып. I) и в надписи -- "На книжке стихотворений Тютчева" ("Вечерние огни". Вып. II): Вот наш патент на благородство, Его вручает нам поэт: Здесь духа мощного господство, Здесь утонченной жизни цвет. В сыртах не встретишь Геликона, На льдинах лавр не расцветет, У чукчей нет Анакреона, К зырянам Тютчев не придет. Но Муза, правду соблюдая, Глядит: а на весах у ней Вот эта книжка небольшая -Томов премногих тяжелей.} I Прежде всего бросается в глаза при знакомстве с нашим поэтом созвучие его вдохновения с жизнью природы, -- совершенное воспроизведение им физических явлений как состояний и действий живой души. Конечно, все действительные поэты и художники чувствуют жизнь природы и представляют ее в одушевленных образах; но преимущество Тютчева перед многими из них состоит в том, что он вполне и сознательно верил в то, что чувствовал, -- ощущаемую им живую красоту принимал и понимал не как свою фантазию, а как истину. Эта вера и это понимание стали редки в новое время, -- мы не находим их даже, например, у такого сильного поэта и тонкого мыслителя, как Шиллер. В своем знаменитом стихотворении "Боги Греции" он предполагает, что природа только была жива и прекрасна в воображении древних, а на самом деле она лишь мертвая машина. Смерть эллинской мифологии была для Шиллера смертью самой природы; вместе с прекрасными богами Греции исчезла и душа мира, оставив только свою тень в художественных памятниках классической древности: Светлый мир, о, где ты? Как чудесен Был природы радостный расцвет. Ах! в стране одной волшебных песен Не утрачен сказочный твой след. Загрустя, повымерли долины, Взор нигде не встретит божества. Ах! от той живительной картины
Стр.1