Национальный цифровой ресурс Руконт - межотраслевая электронная библиотека (ЭБС) на базе технологии Контекстум (всего произведений: 481749)
Консорциум Контекстум Информационная технология сбора цифрового контента

Жених царевны

0   0
Первый авторСоловьев Всеволод Сергеевич
Страниц95
ID10912
АннотацияРоман-хроника ХVII века в двух частях
Кому рекомендованоИсторическая проза
Соловьев, В.С. Жених царевны : Роман / В.С. Соловьев .— 1903 .— 95 с. — Проза

Предпросмотр (выдержки из произведения)

Мама царевны Ирины Михайловны1, княгиня Марья Ивановна Хованская, сидела у себя в опочивальне. <...> Что творилось вокруг нее в этом обширном человеческом муравейнике, носившем название царского терема, она относилась всегда без волнения и редко что принимала к сердцу. <...> - Да все Машутка, то есть вот никакого, никакого с ней сладу... <...> Моченьки моей нету с этой девчонкой! - проговорила Настасья Максимовна с таким негодованием, какого даже нельзя было и ожидать от ее дышавшей добродушием фигуры. <...> - Что же такое еще натворила твоя Машутка? <...> Воля твоя, говорит, убей ты меня, Настасья Максимовна, а подслушивать у меня и в мыслях не было, да ничего и не слыхала. <...> Вижу, говорит, государынина опочивальня, дух у меня захватило со страху, а тут дверь скрип, я и за занавеску... <...> У княгини мелькнуло в мысли: "А ну, коли и впрямь Машутка подслушала да Иринушке передала! <...> Встревоженная этой мыслью, царевнина мама поднялась со скамьи и быстро вышла из опочивальни. <...> II Княгиня Марья Ивановна как можно тише подошла к покою царевны, постаралась как можно неслышнее отворить дверь и заглянуть так, чтобы ее появление не сразу заметили. <...> Царевна Ирина сидела за большими пяльцами и при свете двух толстых восковых свечей была, по-видимому, прилежно занята рукоделием. <...> Но за нее ответила царевна: - Это я, матушка, позвала ее, учу рукоделию. <...> А вот ты скажи-ка мне, Машутка, была ты эдак с полчаса тому времени в государыниной опочивальне? <...> Но тут царевна пришла на помощь своей любимице. <...> Докладывать государыне о том, что постельница поймала ее в опочивальне у двери, где она подслушивала? <...> Ведь кабы долго она там была, притулившись у двери, кабы могла подслушать всю беседу, то, конечно, успела бы уже передать о ней царевне, и в таком разе сейчас, вслед за таким известием, разве Иринушка могла бы быть спокойной?! <...> Как ни всматривается в свою воспитанницу княгиня Марья Ивановна, ничего не замечает в ней особенного. <...> III <...>
Жених_царевны.pdf
В. С. Соловьев Жених царевны (Роман-хроника ХVII века в двух частях) ЧАСТЬ ПЕРВАЯ I Ранний зимний вечер уже давно наступил, и в царицыном тереме по всем покоям и переходам зажглись огни. Мама царевны Ирины Михайловны1, княгиня Марья Ивановна Хованская, сидела у себя в опочивальне. Она только что пришла от царицы после долгой и весьма важной беседы и теперь крепко пораздумалась. На некрасивом и уже давно поблекшем лице ее, освещенном, однако, большими и добрыми голубыми глазами, читалось необычайное смущение. Женщина она была спокойная, рассудительная, ко всему. Что творилось вокруг нее в этом обширном человеческом муравейнике, носившем название царского терема, она относилась всегда без волнения и редко что принимала к сердцу. Но сегодняшняя беседа с царицей Евдокией Лукьяновной выходила из ряда вон. Было над чем подумать и чем смутиться. Княгиня временами начинала даже шептать что-то почти вслух, с недоумением качала головою и разводила руками. Низенькая дубовая дверь опочивальни скрипнула. - Кто там? - очнувшись, спросила Марья Ивановна. - Это я, матушка-княгинюшка... Дозволишь войти на малую минутку али недосуг тебе? - послышался знакомый голос. - Войди, ничего, войди, Настасья Максимовна! - сказала княгиня. Дверь отворилась и пропустила небольшую, плотную еще не старую женщину. Это была одна из царицыных постельниц, пользовавшаяся, несмотря на свой не слишком важный чин и всем ведомое худородство, большим значением и влиянием в тереме. - Что скажешь, матушка?... Присядь-ка! - указала княгиня рядом с собою на низенькую скамью, покрытую мягким стеганым тюфячком. - Спасибо, княгинюшка, рассаживаться недосуг - где уж тут, дел-то с этими негодными людишками полон рот, от заутрени до заутрени не справиться... Я всего на одно слово зашла... - Что такое, Настасья Максимовна, али по терему неладно? - Да все Машутка, то есть вот никакого, никакого с ней сладу... Моченьки моей нету с этой девчонкой! - проговорила Настасья Максимовна с таким негодованием, какого даже нельзя было и ожидать от ее дышавшей добродушием фигуры. - Что же такое еще натворила твоя Машутка? Разбила али попортила что-нибудь царевнино? - с недовольной улыбкой спросила княгиня. - Какое там разбила! Этим стала бы я тебя тревожить! Не мое дело ее черепки считать... Во сто крат хуже, княгинюшка!... Ты ведь от царицы... запершись с нею была... о деле каком, видно, толковали... Вот вхожу я в Царицыну опочивальню, нынче-то мой наряд, да как вошла, вижу: занавеси-то будто и шевелятся. Кошка, думаю, забралась, - ну как, не ровен час, да государыню-то ночью напугает! Тихим шагом я к занавеске, ан глядь, то не кошка, а Машутка-негодница притаилась. Я ее за ухо и вытащила. Ты что это, мол, дрянь девчонка, говорю, как это ты сюда забралась, что это ты, говорю, за государыней подслушиваешь? Да тебя за такие дела убить, говорю, мало! А она-то: глядит на меня своими бесстыжими глазищами и хоть бы сморгнула. Воля твоя, говорит, убей ты меня, Настасья Максимовна, а подслушивать у меня и в мыслях не было, да ничего и не слыхала. Как сюда, говорит, забежала, сама не ведаю - дверьми обозналась. Вижу, говорит, государынина опочивальня, дух у меня захватило со страху, а тут дверь скрип, я и за занавеску... Ведь вишь, что выдумала!... И не сморгнет Я ее держу за ухо, крепко держу, а она во все глаза на меня, ровно истукан какой... Ну, сама посуди, княгинюшка, ну что ж с этим зельем теперь делать?! Княгиня задумалась. - А может, девчонка и не врет, - сказала она, - бес в ней сидит, это верно, ровно коза она скачет, ровно волчок вертится... Может, и точно, забежала зря в опочивальню да о страху, как ты вошла, за занавеску и спряталась... мудреного тут нет... Настасья Максимовна вся так и побагровела. - Ну... и ты, княгинюшка, вместе с царевной ее покрываешь! - воскликнула она, разводя руками.
Стр.1