Национальный цифровой ресурс Руконт - межотраслевая электронная библиотека (ЭБС) на базе технологии Контекстум (всего произведений: 482101)
Консорциум Контекстум Информационная технология сбора цифрового контента

Великий Розенкрейцер

0   0
Первый авторСоловьев Всеволод Сергеевич
Страниц115
ID10909
Кому рекомендованоИсторическая проза
Соловьев, В.С. Великий Розенкрейцер : Роман / В.С. Соловьев .— 1898 .— 115 с. — Проза

Предпросмотр (выдержки из произведения)

* ЧАСТЬ ПЕРВАЯ * I Императрица была очень огорчена мгновенной и таинственной смертью молодой графини Зонненфельд. <...> И вот графиня Зонненфельд умерла, умерла от страдания, которого нельзя было пережить. <...> Царице было известно, что Зина Каменева не отходила от гроба покойницы и выражала все признаки особенно тяжкого горя, как будто умерла ее самая дорогая, самая близкая подруга. <...> Зина вернулась к себе и целую неделю пролежала. <...> Прошло несколько дней и лейб-медик объявил императрице, что камер-фрейлина Каменева совсем здорова, совсем поправилась, что ее даже вредно держать в ее комнатах, что она должна приступить к исполнению своих обязанностей и вообще смена впечатлений, развлечения и доброта государыни окончательно изгладят в ней все следы пережитого потрясения. <...> В тот же день Зина была призвана к царице. <...> Открой мне, что было общего между тобой и графиней Зонненфельд. <...> Зина ничего не скрыла, она передала царице не только всю сцену свидания своего с обезумевшей от горя графиней Зонненфельд, но и все свои собственные ощущения: свою встречу с таинственным и ужасным человеком во время праздника в Смольном монастыре, действие на нее его непостижимого взгляда, от которого она потеряла сознание, тогда, на эстраде, во время исполнения роли весталки. <...> И у царицы явилось страстное желание как можно скорее видеть Захарьева-Овинова. <...> Остановись на этой мысли, императрица сразу успокоилась и решила, не откладывая этого дела, как и вообще она не откладывала своих решений, увидеть Захарьева-Овинова. <...> А между тем она открыла их... и Захарьев-Овинов по-прежнему был перед нею. <...> Захарьев-Овинов склонился, прикоснулся рукою к голове девушки, и ее трепет исчез, и при первых звуках его голоса, говорившего ей. <...> Захарьев-Овинов глядел на нее, совсем забыв об императрице. <...> Тогда Захарьев-Овинов отошел от нее и приблизился к царице. <...> Ему говорят, что он несчастлив, и брат Николай, и Калиостро, и Зина, и царица - все сразу видят его страдание <...>
Великий_Розенкрейцер.pdf
Всеволод Соловьев. Великий Розенкрейцер ---------------------------------------------------------------------------М.: Профиздат, 1992. (Историческая библиотека альманаха старина") OCR Бычков М.Н. mailto:bmn@lib.ru ---------------------------------------------------------------------------* ЧАСТЬ ПЕРВАЯ * I Императрица была очень огорчена мгновенной и таинственной смертью молодой графини Зонненфельд. Впечатление было тем более сильно, что эта смерть случилась так близко от нее, в здании дворца, в помещении камер-фрейлины Каменевой. Царица чувствовала большую симпатию к покойной; узнав о ее безвременной смерти, она даже не удержалась от слез, а она редко поддавалась такой слабости. Ей представилось юное, прелестное лицо бывшей княжны Калатаровой таким, каким она видела его в первый раз, несколько лет тому назад, когда молодая девушка, почти ребенок, была ей представлена. Ей вспомнился слишком внезапный и необдуманный брак княжны с немецким дипломатом, потом скандал развода и последнее свидание с графиней Еленой. Недаром царице было как-то особенно тяжело после этого свидания - ведь уж тогда преображенное, более чем когда-либо прекрасное, исполненное страдания лицо молодой женщины ясно говорило о приближавшейся катастрофе. Ведь и тогда, если бы только царица хотела разобраться в своих впечатлениях, она должна была видеть, что такие страдания не могут пройти, не могут кончиться ничем иным, как смертью. Да, она- могла бы все видеть и понять, могла бы знать. что это свидание ее с несчастной красавицей - последнее свидание. Только ведь человек все понимает и обо всем догадывается слишком поздно, когда уже нечем помочь, когда судьба свершилась. Да и чем бы она могла помочь? Перед судьбою все могущество, вся власть человеческая - ничтожны... И вот графиня Зонненфельд умерла, умерла от страдания, которого нельзя было пережить. Но в чем заключалось это страдание, это безысходное горе ее жизни - царица не знала. И ей захотелось узнать эту тайну. У великой Екатерины было свойство весьма немногих людей, являющееся в большинстве случаев одним из признаков гениальности и объясняющее необычайную плодотворность деятельности царицы, - она умела заключить в себе целый мир самых противоположных интересов, не имеющих ровно никакого между собою отношения. Он" умела отдаваться каждому из этих интересов всецело с необыкновенной легкостью переходила от одного к другому, "Русская в течение нескольких часов производила смену самых разнородных занятий. Каждый день ее проходил так: одни час - кипучий законодательная работа, другой час - обсуждение различных текущих государственных дел, третий - творческое вдохновение, изображение жизни в форме литературных произведений, по преимуществу комедий - этой самой сжатой и живой литературной формы. Затем, по чувствуя никакого утомления и забывая все только что покинутые ею занятия, как будто их никогда не было, царица призывала к себе внука, великого князя Александра, и давала ему урок, вела с ним строго обдуманную беседу, которая всегда прибавляла что-нибудь к развитию будущего наследника русского престола. Но вот и этот час прошел, великий князь удаляется. Теперь перед государыней целая груда запечатанных пакетов. Ее корреспонденты из разных мест России, а также заграничные друзья ее, главным образом барон Гримм, сообщают ей о всевозможных делах и предметах. И она не пропускает ничего, заинтересована всем, начиная от вопросов большой важности и кончая самыми мелочными делами. На каждое письмо готов ее ответ, принято новое решение, созревает новый план... Затем наступает злоба дня, и царица, свежая и свободная от всяких забот, от всяких тревог и посторонних мыслей, будто только что проснувшаяся после крепкого, освежающего сна, отдается этой злобе дня. Ее невероятная память хранит в себе целую бесконечность впечатлений, она никого и ничего не
Стр.1