Национальный цифровой ресурс Руконт - межотраслевая электронная библиотека (ЭБС) на базе технологии Контекстум (всего произведений: 486242)
Консорциум Контекстум Информационная технология сбора цифрового контента

В. Ерофеев. На грани разрыва

0   0
Первый авторСологуб Федор
Страниц10
ID10806
Аннотация"(""Мелкий бес"" Ф. Сологуба и русский реализм) Переработанный (и переосмысленный?) вариант предыдущей статьи."
Кому рекомендованоКритика
Сологуб, Ф. В. Ерофеев. На грани разрыва : Статья / Ф. Сологуб .— 1990 .— 10 с. — Публицистика

Предпросмотр (выдержки из произведения)

Виктор Ерофеев. <...> Этот довольно небольшой по объему роман содержит в своем строении черты внутренней драмы, вызванной его противоречивым отношением к могучей традиции русской прозы XIX века, традиции всемирной значимости и поистине великих мастеров. <...> Вообще пограничные произведения, как Правило, радикальнее своих создателей и, возможно, с особой наглядностью подтверждают правомерность известного добролюбовского различия того, "что хотел сказать автор", и того, "что сказалось им". <...> Разумеется, "Мелкий бес" ни в коей мере не "отменил" великой традиции (да и ничто ее не "отменит"). <...> Анализ пограничного произведения требует постановки вопроса о том, чем традиция не удовлетворяет эстетике данного произведения и чем оно, в свою очередь, противостоит эстетике предшествующей традиции. <...> Новый элемент исследования в таком случае состоит в соотношении произведения не с одним или несколькими иными произведениями, но с художественной моделью самой традиции. <...> Мелкий бес" - это напряженный диалог с традицией реализма. <...> Чтобы выявить художественное своеобразие "Мелкого беса", напомним о некоторых фундаментальных чертах русского классического реализма. <...> Русская литература объединена в своей уверенности в том, что будущее должно быть и будет лучше настоящего. <...> ). В несколько утрированном виде эту философию надежды выражает чеховский Вершинин: "Мне кажется, все на земле должно измениться мало-помалу и уже меняется на наших глазах. <...> Через двести - триста, наконец, тысячу лет,- дело не в сроке,- настанет новая счастливая жизнь. <...> Русская реалистическая литература - это литература не только вопросов, но и ответов. <...> Можно даже сказать, что для русской традиции не существует неразрешимых вопросов. <...> В духе философии надежды, чуждой отчаяния и неверия в "пору прекрасную", любой вопрос можно решить либо с помощью коренной трансформации общественных институций, либо - если берется <...>
В._Ерофеев._На_грани_разрыва.pdf
Виктор Ерофеев. На грани разрыва ("Мелкий бес" Ф. Сологуба и русский реализм) --------------------------------------------------------------------------Источник: Виктор Ерофеев "В лабиринте проклятых вопросов", "Советский писатель", М. 1990. Сканированный текст взят с сайта Aptechka. --------------------------------------------------------------------------1 Речь идет о "Мелком бесе" как довольно небольшой по объему роман внутренней драмы, о пограничном произведении. Этот содержит в своем строении черты вызванной его противоречивым отношением к могучей традиции русской прозы XIX века, традиции всемирной значимости и поистине великих мастеров. Впрочем, нужно сразу сказать, момент отчуждения от традиции для автора романа не носил вполне осознанный характер. Напротив, Сологуб скорее чувствовал себя под сенью традиции. Вообще пограничные произведения, как Правило, радикальнее своих создателей и, возможно, с особой наглядностью подтверждают правомерность известного добролюбовского различия того, "что хотел сказать автор", и того, "что сказалось им". При анализе произведений, обнажаются недостатки формального метода. В частности, по формальным признакам почти неуловим переход от находящихся на "переломе" традиции, реализма к натурализму (в западном литературоведении между ними часто ставят знак равенства), так как оба направления вроде бы исповедуют схожий принцип жизнеподобия, и только факт семантического сдвига, переноса акцента с социального ряда на биологический позволяет исследователю провести демаркационную линию. Точно так же, к примеру, сугубо формальный анализ не позволяет определить разницу между прустовской "исповедального" типа. Однако если является в последнем формообразующим моментом, эпопеей и реалистическим романом представление о цельности истины то в прустовском произведении торжествует идея множественности "субъективных" истин. Разрыв с традицией не означает ее преодоления. Разумеется, "Мелкий бес" ни в коей мере не "отменил" великой традиции (да и ничто ее не "отменит"). Анализ пограничного произведения требует постановки вопроса о том, чем традиция не удовлетворяет эстетике данного произведения и чем оно, в свою очередь, противостоит эстетике предшествующей традиции. Новый элемент исследования в таком случае состоит в соотношении произведения не с одним или несколькими иными произведениями, но с художественной моделью самой традиции. "Мелкий бес" - это напряженный диалог с традицией реализма. Чтобы выявить художественное своеобразие "Мелкого беса", напомним о некоторых фундаментальных чертах русского классического реализма. Выделим преимущественно те из них, которые, формируя "коллективный" образ истины золотого века русской прозы, переосмысляются или оспариваются, пародируются в романе Ф. Сологуба. Русская классическая литература исповедует философию надежды. Это одна из наиболее важных категорий. Истины без надежды не существует. Русская литература объединена в своей уверенности в том, что будущее должно быть и будет лучше настоящего. Иными словами, она ориентирована на лучшее будущее. Эта надежда ни в коем случае не звучит легкомысленно, она зачастую скорее мучительна и требует от человека жертвенности и самоотдачи. Она редко соотносится со сроками жизни самого автора ("Жаль только - жить в эту пору прекрасную..."). В несколько утрированном виде эту философию надежды выражает чеховский Вершинин: "Мне кажется, все на земле должно измениться мало-помалу и уже меняется на наших глазах. Через двести - триста, наконец, тысячу лет,- дело не в сроке,- настанет новая счастливая жизнь. Участвовать в этой жизни мы не будем, конечно, но мы для нее живем теперь, работаем, ну, страдаем, мы творим ее - ив этом одном цель нашего бытия и, если хотите, наше счастье". Новой жизни должен соответствовать новый герой. От Рахметова до Алеши
Стр.1