Национальный цифровой ресурс Руконт - межотраслевая электронная библиотека (ЭБС) на базе технологии Контекстум (всего произведений: 497851)
Консорциум Контекстум Информационная технология сбора цифрового контента
"Уважаемые СТУДЕНТЫ и СОТРУДНИКИ ВУЗов, использующие нашу ЭБС. Рекомендуем использовать новую версию сайта."

Рассказ о голубом покое

0   0
Первый авторСоболь Андрей Михайлович
Страниц24
ID10725
Кому рекомендованоПовести и рассказы
Соболь, А.М. Рассказ о голубом покое : Рассказ / А.М. Соболь .— 1925 .— 24 с. — Проза

Предпросмотр (выдержки из произведения)

: Библиотека "Прожектор" (издание газеты "Правда"), 1925 Андрей СОБОЛЬ Рассказ о голубом покое в девяти неправдоподобных главах ГЛАВА ПЕРВАЯ Глухое брожение О том, что было до сирокко, до того, как сорвался он с гор,-- рассказывать нечего. <...> Всё начинается с сирокко, всё начинается с той минуты, как потемнел Везувий -- нахлобучил он по уши мохнатую шапку сизо-облачную, в последний раз дохнул дымной струей, точно закурил напоследок; одна-две затяжки -- и нет Везувия. <...> И пошёл гулять сирокко вдоль морского берега. <...> В Позитано он сковырнул две-три крыши, и кувырком понеслись к морю плиты да плиточки, в Амальфи затанцевали-запрыгали оловянные рыбы в руках святого Андрея -- бедный рыболов еле удерживал их, как его собрат, святой Антоний, на площади в Сорренто с трудом тяжким и терпением, воистину святым, защищал спиной своей кронштейны электрических проводов. <...> Едва-едва не слетел венчик с бронзовых кудрей святого покровителя Сорренто, но зато кронштейны, ввинченные в спину святого, уцелели, и потому не погасли бесчисленные лампочки в соррентских отелях и не остались короткобрючные иностранцы и иностранки в клетчатых юбках без света. <...> И потому по вечерам могли шуршать в салонах всех рангов английские иллюстрированные журналы, американские спортивные листки и немецкие еженедельники, и потому могли все мисс, все фрекен и все фрейлейн продолжать свои вязания, вышивки. <...> А с пансионом "Конкордия", стоявшим на отлёте, на горке, по пути из Амальфи в Сорренто, сирокко поступил ещё проще: медным котлом прикрыл весь дом, всю голубую "Конкордию" со всеми её пристройками, вышками, надстройками и мезонинами, прикрыл плотно, без единой щелочки, от флагштока до последней куртины и по медному котлу забарабанил молотками,-- тысячерукий заклёпщик. <...> И первой запротестовала гордость пансиона и сладостное утешение хозяина сеньора Розетти румынская княгиня m-me Стехениз-Мавропомеску, чью фамилию итальянским губам никак не произнести, но от каковой <...>
Рассказ_о_голубом_покое.pdf
OCR: Константин Хмельницкий (lyavdary@mail.primorye.ru) Издание:М.: Библиотека "Прожектор" (издание газеты "Правда"), 1925 Андрей СОБОЛЬ Рассказ о голубом покое в девяти неправдоподобных главах ГЛАВА ПЕРВАЯ Глухое брожение О том, что было до сирокко, до того, как сорвался он с гор,-- рассказывать нечего. Всё начинается с сирокко, всё начинается с той минуты, как потемнел Везувий -- нахлобучил он по уши мохнатую шапку сизо-облачную, в последний раз дохнул дымной струей, точно закурил напоследок; одна-две затяжки -- и нет Везувия. А Капри давно уже потонул в бледно-синем тумане. И пошёл гулять сирокко вдоль морского берега. В Позитано он сковырнул две-три крыши, и кувырком понеслись к морю плиты да плиточки, в Амальфи затанцевали-запрыгали оловянные рыбы в руках святого Андрея -- бедный рыболов еле удерживал их, как его собрат, святой Антоний, на площади в Сорренто с трудом тяжким и терпением, воистину святым, защищал спиной своей кронштейны электрических проводов. Едва-едва не слетел венчик с бронзовых кудрей святого покровителя Сорренто, но зато кронштейны, ввинченные в спину святого, уцелели, и потому не погасли бесчисленные лампочки в соррентских отелях и не остались короткобрючные иностранцы и иностранки в клетчатых юбках без света. И потому по вечерам могли шуршать в салонах всех рангов английские иллюстрированные журналы, американские спортивные листки и немецкие еженедельники, и потому могли все мисс, все фрекен и все фрейлейн продолжать свои вязания, вышивки. Всё начинается с сирокко. По утрам он вёл себя ещё довольно сносно,-- только слегка резвился, как молодой ослик без поклажи; по утрам он лишь слегка щекотал берлинские, нью-йоркские, стокгольмские и прочие нервы, до первого завтрака пока что только намекал. Но к четырём часам ослик с катастрофической быстротой немедленно превращался в разъярённого буйвола, к чёрту, к дьяволу летели такие никчёмные, ненужные и смехотворные вещи, как узда, вожжи,-- и тысячи, миллионы, миллиарды ослиных криков потрясали небеса. А знаете ли вы, как кричит один только неаполитанский осёл? Крики сплетались, свивались и жгутом, толстым и крепким, били наотмашь по бедным человеческим головам. Человек извивался, человек захлёбывался, как идущий ко дну неудачный пловец, человек в бешенстве наглухо запирал окна, ставни, двери, законопачивал себя подушками, одеялами, но сирокко походя сводил всё насмарку, и все преграды и все препоны обращал в ничто -- в пустяк, в ерунду -- и давил сверху, и надавливал с боков, и выползал из-под ног. А с пансионом "Конкордия", стоявшим на отлёте, на горке, по пути из Амальфи в Сорренто, сирокко поступил ещё проще: медным котлом прикрыл весь дом, всю голубую "Конкордию" со всеми её пристройками, вышками, надстройками и мезонинами, прикрыл плотно, без единой щелочки, от флагштока до последней куртины и по медному котлу забарабанил молотками,-- тысячерукий заклёпщик. Вторую неделю выл сирокко -- неутолённо, неудержимо беспощадно. Всё начинается с сирокко. И первой запротестовала гордость пансиона и сладостное утешение хозяина сеньора Розетти румынская княгиня m-me Стехениз-Мавропомеску, чью фамилию итальянским губам никак не произнести, но от каковой на таких же губах круглоголового, круглолицего и круглоногого Пипо Розетти играет и радуется постоянная сахарная улыбка. О, нет, не приторная, не нарочитая сладость, а искренняя, от души идущая, от самого нутра (тем паче, что княгиня медлительна в темпах уплаты за пансион), выступающая из всех пор, как выступает пот после восхождения на манящую вершину. И вершина пансиона,-- предел пансиона, завершение пансиона,-- довольно короткими, но
Стр.1