Национальный цифровой ресурс Руконт - межотраслевая электронная библиотека (ЭБС) на базе технологии Контекстум (всего произведений: 483149)
Консорциум Контекстум Информационная технология сбора цифрового контента

Читальщица

0   0
Первый авторСлавутинский Степан Тимофеевич
Страниц29
ID10660
Кому рекомендованоПроза
Славутинский, С.Т. Читальщица : Повесть / С.Т. Славутинский .— 1858 .— 29 с. — Проза

Предпросмотр (выдержки из произведения)

С. Т. Славутинский Читальщица Русские повести XIX века 60-х годов. <...> I Чрезвычайно тяжки были для всех почти губерний России, а в том числе и для Рязанской, где я жил тогда, 1839, 1840 и 1841 годы, оставшиеся в памяти народной под общим названием "голодных годов". <...> } красноватая мгла, застилавшая свет солнечный, скоплялась на краях горизонта темными, грозными тучами; удушливый смрад наполнял воздух, проникая всюду, даже в те дома, где не растворяли окон. <...> После всех трех голодных годов многие деревни потеряли немалую часть народонаселения. <...> Да, бедным помещикам было тогда очень, очень тяжело: гроза беды народной возмутила их спокойную жизнь. <...> Рассказ мой относится к 1840 году, самому бедственному из всех голодных годов. <...> Я знаю, что Петр Дмитрич М. не построил и не купил себе дома и все еще ищет готовое строение. <...> На краях горизонта стояли темные тучи непроглядной мглы; сквозь завесу красноватого тумана солнце светило тускло и без лучей; воздух был наполнен удушливою гарью. <...> Я приехал в нашу деревню уже в сумерки и тотчас же послал за управляющим Петра Дмитрича. <...> Я велел затопить печку в той довольно большой угловой комнате, где, бывало, по зимам мы с матушкой живали постоянно. <...> Скоро приехал управляющий Петра Дмитрича и купил дом от имени своего помещика. <...> Комната, где привелось мне ночевать, была просторна, чиста и тепла, и в ней пахло приятно свежим сосновым лесом. <...> Тогда я вспомнил слова Максима о чтении псалтыря по покойнике. <...> На душе было светло и спокойно, она была полна еще глубоким умилением; а между тем образ читальщицы псалтыря был постоянно передо мною. <...> -- Да дед-то ее крестьянин из свободных хлебопашцев, а отец купцом был; сама же она как словно барышня. <...> Служил он долго по питейной части, ну и привык к такой жизни, да так-то привык, что и отстать от нее не может. <...> Да и как теперича обходится с нею: бьет ее, тиранит, все попрекает, зачем, дескать, она жизнь <...>
Читальщица.pdf
С. Т. Славутинский Читальщица Русские повести XIX века 60-х годов. Том первый М., ГИХЛ, 1956 OCR Бычков М. Н. I Чрезвычайно тяжки были для всех почти губерний России, а в том числе и для Рязанской, где я жил тогда, 1839, 1840 и 1841 годы, оставшиеся в памяти народной под общим названием "голодных годов". По многим обстоятельствам живо помню и я это трудное время. В 1839 году озимый и яровой хлеба, особенно первый, весьма дурно уродились. А с самого начала осени установилась погода чрезвычайно холодная и с сильными ветрами; всходы ржи, посеянной к будущему году, были везде крайне плохи, -- и еще тою же осенью начали довольно сильно возвышаться цены на всякий хлеб. Настала зима совершенно бесснежная и с необыкновенно сильными морозами, от которых, как основательно стали опасаться, должны были вымерзнуть не покрытые снегом, слабые озими. От всех этих ближайших причин цены на хлеб росли в зимнее время с каждым базарным днем. К тому же дурное состояние путей сообщения препятствовало делать вовремя и по сходным ценам подвозы хлеба из мест, не подвергшихся неурожаю, как, например, из Вятской губернии. Весна 1840 года оправдала опасения насчет озимых посевов: во многих местах они совсем пропали. Настало лето; с половины апреля и по конец августа ни капли дождя не упало на землю. Еще с начала лета поля покрылись мутносероватым, пыльным цветом. Все растения поблекли, помертвели от чрезмерного жара и недостатка питающей влаги. Это было лето необычайно жаркое и душное, несмотря на то, что солнце, постоянно застилаемое мглою, светило вовсе не ярко. Где-то, в отдаленных местах России, горели тогда леса и торфяные болота; {Пожары эти начались еще с 1839 года. (Прим. автора.)} красноватая мгла, застилавшая свет солнечный, скоплялась на краях горизонта темными, грозными тучами; удушливый смрад наполнял воздух, проникая всюду, даже в те дома, где не растворяли окон. В самом сильном ветре не было ничего освежающего. По ночам сухой туман висел над окрестностью, над водами и над землей, и росы не было для освежения полей. С наступлением же осени открылась вся обширность бедствия. Озимый хлеб совсем не родился, яровой во многих местах принес только тощие семена, ненадежные к будущему посеву. За немногими исключениями, даже и у богатых скопидомов-помещиков, запасов хлеба от прежних годов уже не существовало, и потому цены на всякий хлеб достигли громадных и незапамятных цифр. Народ с сентября месяца нищенствовал целыми толпами, испрашивая милостыню уже не копеечками, а куском хлеба для утоления голода. В некоторых уездах народ не только ел разные коренья и древесную кору, но даже какую-то мягкую глину, из которой с малой примесью муки пекли хлебы. Конечно, такая пища должна была производить болезни. После всех трех голодных годов многие деревни потеряли немалую часть народонаселения. Этим временем судьба, видимо, хотела дать некоторым тяжелый, многозначительный урок. Помещики тоже очень потерпели. Они на ту пору не только лишились всяких доходов с имений, не только не могли уже извлекать из них всегдашних средств для обычной своей жизни, но и должны были во что бы то ни стало находить способы к обсеменению полей на будущий год и к продовольствию голодного народонаселения своих имений. Да, бедным помещикам было тогда очень, очень тяжело: гроза беды народной возмутила их спокойную жизнь. Пришлось иным из них с сокрушением сердечным перевешать своих охотничьих собак, а многие подверглись и не таким еще горьким лишениям. Огромное большинство помещиков должно было тоже прибегнуть к займам, и занятые денежки пошли, увы! не на поддержание дворянского достоинства, а на другие, по правде сказать, более существенные нужды. К этому-то времена, мне кажется, надо отнести причины настоящего положения большей части помещиков средней руки, обремененных огромными долгами, а через это связанных по рукам и по ногам. Рассказ мой относится к 1840 году, самому бедственному из всех голодных годов. Уже в начале 1840 года положение дел моих было крайне затруднительно, -- но незачем излагать здесь подробно причины. У меня родился тогда первый сын; мать моя, жившая с нами, начала сильно
Стр.1