Национальный цифровой ресурс Руконт - межотраслевая электронная библиотека (ЭБС) на базе технологии Контекстум (всего произведений: 468702)
Консорциум Контекстум Информационная технология сбора цифрового контента

Похвальные речи Пахомия Логофета. К вопросу о риторическом мастерстве писателя. Статья (90,00 руб.)

0   0
Первый авторКириллин Владимир Михайлович
Страниц23
ID1039
АннотацияИмя афонца и троицкого иеромонаха Пахомия Логофета обычно связывают с эпохой расцвета в древнерусской литературе особой экспрессивно-эмоциональной, риторико-панегирической, орнаментальной повествовательной манеры, известной нашим старинным грамотникам как «плетение», или «извитие словес». Действительно, хотя бы учитывая всё сделанное Пахомием, его по праву можно считать крупнейшим «списателем» своего времени.
Кому рекомендованоДля историков, филологов и всех, интересующихся русской средневековой культурой.
Кириллин, В.М. Похвальные речи Пахомия Логофета. К вопросу о риторическом мастерстве писателя. Статья / В.М. Кириллин .— 2010 .— 23 с. — статья

Предпросмотр (выдержки из произведения)

 К ВОПРОСУ О РИТОРИЧЕСКОМ МАСТЕРСТВЕ ПИСАТЕЛЯ Имя афонца и троицкого иеромонаха Пахомия Логофета, или Серба (книжника, работавшего на Руси примерно с середины 30-х до середины 80-х годов XV в.), обычно связывают с эпохой расцвета в древнерусской литературе особой экспрессивно-эмоциональной, риторико-панегирической, орнаментальной повествовательной манеры, известной нашим старинным грамотникам как «плетение», или «извитие словес», а самого носителя указанного имени, соответственно, рассматривают наряду с предшествующими ему мастерами словесного искусства — святителем Киприаном, митрополитом Киевским и всея Руси († 1406), и Епифанием 1 Премудрым, духовником Троице-Сергиева монастыря (умер после 1420 г.) . <...> Действительно, хотя бы учитывая всѐ сделанное Пахомием, его по праву можно считать крупнейшим «списателем» своего времени: он посвятил чтимым на Руси собственным подвижникам во Христе с десяток жизнеописаний, двадцать один канон, четырнадцать служб, несколько похвальных слов и сказаний, упрочив таким образом славу русской святости, — столь плодовитых авторов не было у нас ни прежде, ни после, по крайней мере, до XVII в. <...> Во-первых, об этом свидетельствуют отзывы безымянных, к сожалению, современников: по убеждению биографа святителя Ионы Новгородского, Пахомий был 2 грамотником искусным в «книжных слогнях» , автору же приписки к тексту Жития  святителя Евфимия Новгородского он представлялся как Материал опубликован с таким же заглавием: Славянский альманах: 2009. <...> Возникновение жанров сюжетного повествования в древнерусской литературе. <...> Житийные повести русского Севера как памятники литературы XIII–XVII вв. <...> Духа по чину добре» ; вовторых, авторитетность пахомиевых текстов подтверждается знаменитым собранием «святых книг» «на душевную пользу» — Великими Минеями Четьими (куда были включены его агиографические труды), и богослужебными месячными Минеями (состав которых пополнился чуть ли не всеми <...>
Похвальные_речи_Пахомия_Логофета._К_вопросу_о_риторическом_мастерстве_писателя._Статья.pdf
КИРИЛЛИН В.М. ПОХВАЛЬНЫЕ РЕЧИ ПАХОМИЯ ЛОГОФЕТА. К ВОПРОСУ О РИТОРИЧЕСКОМ МАСТЕРСТВЕ ПИСАТЕЛЯ Имя афонца и троицкого иеромонаха Пахомия Логофета, или Серба (книжника, работавшего на Руси примерно с середины 30-х до середины 80-х годов XV в.), обычно связывают с эпохой расцвета в древнерусской литературе особой экспрессивно-эмоциональной, риторико-панегирической, орнаментальной повествовательной манеры, известной нашим старинным грамотникам как «плетение», или «извитие словес», а самого носителя указанного имени, соответственно, рассматривают наряду с предшествующими ему мастерами словесного искусства — святителем Киприаном, митрополитом Киевским и всея Руси († 1406), и Епифанием Премудрым, духовником Троице-Сергиева монастыря (умер после 1420 г.)1. Действительно, хотя бы учитывая всѐ сделанное Пахомием, его по праву можно считать крупнейшим «списателем» своего времени: он посвятил чтимым на Руси собственным подвижникам во Христе с десяток жизнеописаний, двадцать один канон, четырнадцать служб, несколько похвальных слов и сказаний, упрочив таким образом славу русской святости, — столь плодовитых авторов не было у нас ни прежде, ни после, по крайней мере, до XVII в. Уместно также отметить признание Логофета русским книжным сообществом, а его творений — Церковью. Во-первых, об этом свидетельствуют отзывы безымянных, к сожалению, современников: по убеждению биографа святителя Ионы Новгородского, Пахомий был грамотником искусным в «книжных слогнях»2, автору же приписки к тексту Жития святителя Евфимия Новгородского он представлялся как  Материал опубликован с таким же заглавием: Славянский альманах: 2009. М.: Индрик, 2010. С. 32-49. 1 Истоки русской беллетристики. Возникновение жанров сюжетного повествования в древнерусской литературе. Л., 1970. С. 209-210; История русской литературы X–XVII вв. Под ред. Д. С. Лихачева. М., 1980. С. 215. 2 Цит. по: Дмитриев Л. А. Житийные повести русского Севера как памятники литературы XIII–XVII вв. Эволюция жанра легендарно–биографических сказаний. Л., 1973. С. 29.
Стр.1