Национальный цифровой ресурс Руконт - межотраслевая электронная библиотека (ЭБС) на базе технологии Контекстум (всего произведений: 472963)
Консорциум Контекстум Информационная технология сбора цифрового контента

«Сказание о Мамаевом побоище»: Опыт литературоведческого характера. (Учебные материалы к курсу «История отечественной литературы» (180,00 руб.)

0   0
Первый авторКириллин Владимир Михайлович
Страниц62
ID1009
АннотацияПредлагаемый ниже материал демонстрирует лишь одну из возможных методик научного вскрытия современным исследователем смыслов, присущих тексту, созданному за несколько сот лет до него; показывает, как и зачем с этими смыслами работал далёкий и неизвестный автор. Но главное, данный аналитический опыт позволяет увидеть содержательную значительность памятника, почувствовать его эстетическую ценность и воздать должное творческой незаурядности его создателя, работавшего в весьма тесных рамках традиции.
Кому рекомендованоДля историков, филологов и всех, интересующихся русской средневековой культурой.
Кириллин, В.М. «Сказание о Мамаевом побоище»: Опыт литературоведческого характера. (Учебные материалы к курсу «История отечественной литературы» / В.М. Кириллин .— 2006 .— 62 с.

Предпросмотр (выдержки из произведения)

*** Несмотря на то что библиография научных работ, посвящённых «Сказанию о Мамаевом побоище», значительна1, собственно идейно-художественная природа этого произведения мало интересовала исследователей. <...> Сказание о Мамаевом побоище // Словарь книжников и книжности Древней Руси. <...> 2 ко страниц посвятил данной проблеме Л. А. Дмитриев, специально занимавшийся литературной историей памятника. <...> Вместе с тем учёный выявил и в общих чертах описал стилистическое своеобразие «Сказания»: последнее формировалось за счёт введения в повествование эвхологического, библейского, книжно-литературного, народно-эпического контекстов; за счёт причудливого сочетания яркой метафоричности и педантичной документальности, реализма и символики образов, конкретики и гиперболичности деталей; за счёт, наконец, возвышенной поэтической интонации2. <...> По его мнению, автор последнего, исходя из реального для него факта воссоединения большей части Руси и её освобождения от ордынского ига при великом московском князе Иване III, придал действиям князя Дмитрия Ивановича по отпору Мамаю всеобще объединительное значение, а самому противостоянию двух сил — смысл теологической антиномии Добра и Зла. <...> Соответственно, победа на Куликовом поле трактовалась им как «свыше предустановленное возмездие» ордынцам за нашествие на Русь, как исполнение русскими воли Божией, как результат их благочестия, мученического подвижничества и героизма ради Христа. <...> Литературная история памятников Куликовского цикла // Сказания и повести о Куликовской битве / Изд. подгот. <...> К литературной истории Сказания о Мамаевом побоище // Повести о Куликовской битве / Изд. подгот. <...> Мысль о «закономерности торжества добра… над злом, неизбежности краха гордых планов завоевателей», победе «христианского смирения над гордостью», согласно наблюдениям В. В. Кускова, внушалась также читателям «Сказания о Мамаевом побоище <...>
«Сказание_о_Мамаевом_побоище»_Опыт_литературоведческого_характера._(Учебные_материалы_к_курсу_«История_отечественной_литературы».pdf
В. М. Кириллин «СКАЗАНИЕ О МАМАЕВОМ ПОБОИЩЕ». ОПЫТ ЛИТЕРАТУРОВЕДЧЕСКОГО АНАЛИЗА. (Учебные материалы к курсу по истории отечественной литературы) Рецензенты: профессор кафедры русской литературы МПГУ, доктор филологических наук Н. В. Трофимова; профессор кафедры истории русской литературы МГУ им. М. В. Ломоносова, доктор филологических наук А. А. Пауткин МОСКВА, 2006 1
Стр.1
Как известно, явления средневековой культуры суть рефлексы религиозного сознания — для европейского Средневековья, разумеется, сознания христианского. Но вместе с тем эти явления — прежде всего, в содержательном аспекте — представляют собой результат непреложной опоры индивидуального творческого начала на коллективный духовно-художественный опыт. Соответственно, их отличает семантическая неодномерность, а именно более или менее насыщенная ассоциативная связь со всем предшествующим книжным контекстом (символизм) и более или менее прямая сопряжённость с представлением об особом течении времени как отражении Божественного Промысла о мире (провиденциализм). Сказанное вполне касается и фактов литературной жизни Древней Руси. Но подобные свойства явлений средневековой культуры подчас весьма затрудняют полноценное понимание последних человеком иной культурной принадлежности. Непонятное же обычно и ценности не имеет, так что легко отправляется в небытие… Предлагаемый ниже материал демонстрирует лишь одну из возможных методик научного вскрытия современным исследователем смыслов, присущих тексту, созданному за несколько сот лет до него; показывает, как и зачем с этими смыслами работал далёкий и неизвестный автор. Но главное, данный аналитический опыт позволяет увидеть содержательную значительность памятника, почувствовать его эстетическую ценность и воздать должное творческой незаурядности его создателя, работавшего в весьма тесных рамках традиции. Надеюсь, он будет полезен для людей, прежде всего, практически работающих со словом, — журналистов, писателей, филологов. Но думается, он окажется небезынтересным и для историков древнерусской мысли, эстетики, искусства. *** Несмотря на то что библиография научных работ, посвящённых «Сказанию о Мамаевом побоище», значительна1, собственно идейно-художественная природа этого произведения мало интересовала исследователей. Всего несколь1 См. библиографию к статье: Дмитриев Л. А. Сказание о Мамаевом побоище // Словарь книжников и книжности Древней Руси. Вып. 2 (вторая половина XIV — XVI в.). Ч. 2: Л—Я. Л.: «Наука», 1989. С. 382-384. 2
Стр.2